151 Укрепрайон Крымский фронт - Керченский полуостров.

История формирования, состава, участия в боевых действиях соединений и частей.
Приоритет - сведениям, на основании которых проводится поисковая работа по соединениям и частям, сформированным на Урале, либо по соединениям, частям и подразделениям в составе которых проходили службу наши земляки.

151 Укрепрайон Крымский фронт - Керченский полуостров.

Сообщение Галина » 27 мар 2014, 18:26

Агеев Пантелей Ильич 1904г.р.(место рождения: с.Феклино, Бродокалмакский р-н,Челябинский уезд)
проживал по адресу:г. Челябинск,п. Першино,ул.Советская, дом 68
дата призыва 17 декабря 1941г.
место призыва Сосновский РВК,Челябинская область,Сосновский р-н
звание - красноармеец,сержант
воинская часть: 151 Укрепрайон, 343 ОПАБ (отдельный пулеметно-артиллерийский батальон)
дата гибели: май-июнь 1942г
место гибели и захоронения: пропал без вести,Крымский полуостров
Занесен в Книгу Памяти Челябинской области,том 1, стр,27
Родственники проживают в г. Челябинске и в Челябинской области
Галина
 
Сообщений: 2
Зарегистрирован: 26 мар 2014, 21:36

Re: 151 Укрепрайон,343 ОПАБ

Сообщение Кочетов Евгений » 28 мар 2014, 22:59

Документальное подтверждение - Книга Памяти Челябинской области: http://bd-chelarhiv.eps74.ru/kniga_vov.aspx
ОБД Мемориал - данные послевоенного опроса: http://www.obd-memorial.ru/memorial/imagelink?path=5f45674e-968a-43e1-b399-23987cb67665
В этом документе указано, что связь прекратилась с 23 апреля 1942 г. По всей вероятности это дата последнего письма и дата весьма приблизительная.
Звание указано - красноармеец, должность - стрелок. Последний адрес неизвестен. Заполнялись подобные документы по результатм опроса родных, причем после окончания войны, поэтому могут содержать неточности.

Ещё одно донесение, тоже о нём: http://www.obd-memorial.ru/memorial/imagelink?path=88b3a1aa-bd33-4baf-8e4e-02855e240176
Это уже документ другого рода, составленный в воинской части, в которой воевал боец.
Реквизиты: Номер донесения 16483, Тип донесения - Донесения о безвозвратных потерях, Дата донесения - 16.07.1942, Название части - штаб Северо-Кавказского фронта:
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=52372144
Донесение содержит 96 страниц, в которых содержатся сведения на 1966 чел. - все из 151 Укрепленного района бывшего Крымского фронта (100 - убитых, 1866 - пропавших без вести).
Из них 416 чел. из 341-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона (Агеев числится именно по 341-му, а не по 343-му) (31 - начальствующий состав, 64 - младший начальствующий состав (к которому относился и Агеев П. И. - сержант), 321 - рядовой состав) - http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=52351653&page=3
Анализ донесения позволяет сделать след. выводы:
- основная масса действительно проходит пропавшими без вести, причем без указания дат и районов...
- 08-12.05.1942 - зафиксированы убитые, 29 стр. - http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=52351653&page=29 (один из бойцов - повар - расстрелян своими). Только у троих есть адреса семей - все из Челябинской области!!! На 30-й странице убитые заканчиваются - пошли опять пропавшие без вести: http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=52351653&page=30 Один из бойцов - мл. лейтенант Данилов Захар Дмитриевич, командир взвода - сдался в плен. Дальше, попутно, можно попытаться проследить его судьбу по немецким архивным документам, если таковые найдутся...
- с 37-й страницы начинаются записи с адресами бойцов - большинство - уроженцы Челябинской области, призывались из неё же. 151 Укрепрайон начинает интересовать все больше.
Дат и места гибели/пропажи по-прежнему нет ни у кого.

Содержание донесения по нашему солдату:
Фамилия Агеев
Имя Пантелей
Отчество
Дата и место призыва Сосновский РВК, Челябинская обл., Сосновский р-н
Последнее место службы Северо-Кавказский фр. 341 пул. бат. 151 УР
Воинское звание сержант
Причина выбытия пропал без вести
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 818883
Номер дела источника информации 1782

Тема по поиску сержанта Агеева размещена в разделе МЫ ИЩЕМ: Агеев Пантелей Ильич, 1904, пропал без вести, 151УР
Сообщения, имеющие отношение лично к нему прошу размещать именно там. А в данной теме будут размещаться материалы, имеющие отношение в целом к 151-му Укрепрайону и его гарнизону.
С уважением,
Кочетов Евгений.
Поисковый отряд "Ориентир".
Аватар пользователя
Кочетов Евгений
Администратор
 
Сообщений: 560
Зарегистрирован: 10 ноя 2013, 18:04
Откуда: г. Челябинск

Re: 151 Укрепрайон Крымский фронт - Керченский полуостров.

Сообщение Кочетов Евгений » 28 мар 2014, 23:03

Что чувствуешь под танком? Гибель 151-го УРа.Керченский полуостров.1942-й г.

Из воспоминаний начальника штаба 343-го отдельного пулеметного батальона 151-го УкрепРайона лейтенанта Е.Поникаровского (источник - http://oper-1974.livejournal.com/146202.html):
"В лабиринте траншей и окопов мы с большим трудом отыскали КП. Нашим соратником оказалась Азербайджанская стрелковая дивизия, прибывшая сюда месяц назад. Бойцы этой дивизии помогали населению достраивать объекты УРа.
Дивизия была необстрелянная, командиры и бойцы в боях еще не участвовали. Сведения о противнике у наших соседей были недельной давности. Узнали мы, что сейчас противник ведет себя тихо, его почти не видно и не слышно. Правда, когда помогали достраивать огневые точки УРа, то немцы изредка постреливали из пушек.
"Вон С той горы, из леса". Да только стреляли никудышно. Ни один снаряд не попал ни в дот, ни в дзот, ни в КП.
"То недолеты, то перелеты. Мазилы!" Вот это-то последнее нас с Михайловым насторожило и очень расстроило.
"То недолеты, то перелеты"?! Да они же пристрелку вели, в вилку брали! Ну и ну! "Мазилы" эти еще покажут себя, видимо, мы узнаем от них, где раки зимуют. Покажут еще и потому, что сами доты и дзоты буграми торчат на местности и что бойницы амбразуры в этих буграх как нарочно выложены из белого туфа.
- Руки бы отсохли У тех, кто строил, особенно у тех, кто руководил сооружением таких огневых точек, негодовали мы.
Выяснилось, что строители УРа сильно торопились. К тому же у них не хватало строительных материалов. Вот они и использовали для ускорения работ то, что находили под рукой.
Нарастала тревога: не сражаться с нами будут немцы, а выковыривать нас из земли, расстреливать. Вся наша прежняя скрытность, которой в душе гордились, здесь ничего не стоила. Мы были открыты, открыта вся огневая система УРа. Образно говоря, заняв УР, мы уселись на мушку вражеского оружия. Врагу остается только нажать на спусковой крючок. Надо было срочно что-то предпринимать. Но что?
Расстроенные, мы собрались уходить. Однако любезные хозяева преградили нам дорогу.
- Э, нэт, так нэ пойдет! Будем обидеться!
Наши друзья-соседи азербайджанцы в этот первомайский день ждали появления приехавших к ним земляков - делегацию из Баку. Боевых своих товарищей обижать нельзя, и мы вынуждены были принять их приглашение. А их гости не заставили нас ждать. Через несколько минут в ходах сообщения послышались громкие и веселые голоса. Делегация оказалась людной. В ней были представители партийных и советских органов, рабочие, нефтяники, рыбаки Каспия, виноградари и чаеводы. Каждый из гостей что-то нес. У одних в руках мешки,у других - ящички или бочонки, у третьих - курдючки или кульки, жбаны, да и просто бутылки.
Встреча земляков была радостной и шумной. А застолье, организованное здесь же на КП дивизии и в прилегающих к нему траншеях, было еще шумнее. Заздравные тосты не смолкали. Пили, забыв все, даже и то, что рядом, под самым носом, стоит враг и весь этот шум ему, наверное, слышен.
Я и комбат Михайлов, опрокинув по одному бокалукружке редкого по вкусу вина, поспешили к себе. Нам
было не до пира.
Назавтра, когда была налажена телефонная связь с соседями-стрелками, я позвонил на их КП и попросил к телефону кого-либо из командования. Мне ответили, что все командир'ы сейчас находятся в подразделениях. Скорее всего, все они продолжали праздновать. С КП нашего ОПАБа это было видно и без бинокля - как наши соседи большой группой повылазили из ходов сообщения и под звуки рожков и дудок, вперемешку с гостями, лихо отплясывали на полянке.
Болью сжималось сердце. Ведь противнику достаточно было сделать только один залп батареи пушек или минометов, и праздник, встреча с земляками, обагрится кровью. К их счастью, этого не произошло. Немцы, видимо, тоже с удовольствием наблюдали этот спектакль. И, вероятно, думали: ".. а расправиться с вами мы еще успеем".
+++++++++++
Подготовку УРа мы планировали завершить к двенадцатому - штаб фронта по-прежнему ориентировал нас на эту дату. Но противник не стал ждать двенадцатого.
Может, наша фронтовая разведка прошляпила или была введена в заблуждение, обманута? Как бы то ни было,удар немцев для насбыл неожиданным. Его пушки загремели на рассвете восьмого мая.
Вздрогнула земля. Воздух разорвался и заполнился неимоверным грохотом. Комбат Михайлов, комиссар Кондратьев и я - мы жили на командном пункте - вскочили как оглашенн·ые. Наступление или короткий артиллерийский налет? Но гадать не приходилось.
Надо было организовать ответный огонь. Надо было давить вражеские батареи. Но давили они нас. С самых первых минут боя на приборной доске стали загораться красные сигнальные лампочки. Нам эти лампочки говорили о многом: о выходе из строя огневых точек. Особенно неладная обстановка складывалась на флангах.
Принимаемые мною доклады из действующих дотов и дзотов не радовали: огонь немецкой артиллерии очень точен. Вот они, "недолеты-перелеты". Не вслепую били немцы, а по хорошо им известным, нанесенным на планшеты, пристрелянным целям.
Иметь полную ясность в обстановке, предпринять что-то, помочь молодым командирам в налаживании ответного огня, наконец, видом своим, спокойствием, словом подбодрить бойцов, да и командировтоже,бой-то для всех был первым! - можно было только на месте.
И командир батальона принимает решение: ему идти на правый фланг, комиссару - на левый, мне оставаться на КП.
Комбат и комиссар ушли. Артиллерийская канонада гремела до 7.30 - два с половиной часа. В ходе нее я с тревогой и горечью поглядывал на приборную доску. Красные сигналы на ней прибавлялись и прибавлялись. Один за другим прекращали свое существование наши доты и дзоты, гибли артиллерийские и минометные батареи, стоящие на открытых огневых позициях. В душу заползала недобрая мысль: выстоит ли, выдержит ли наш УР?
В самом конце артподготовки, словно в завершение ее, двумя тяжелыми снарядами был разбит наш КП. Из строя вышли узел связи и пост наблюдения. Убиты два моих помощника, три связиста, два наблюдателя. Пять бойцов ранено. Невредимыми остались пятеро: я, врач, один наблюдатель, два связиста. Потери не только невосполнимые - страшные. Батальон остался без связи со штабом УРа, с предпольем, с соседними батальонами, со своими огневыми точками. Радио для дубляжа и на случай выхода из строя проводной связи У нас не было. А вот о связи "живой", через посыльных, заранее мы как-то не подумали. И в этом, видимо, была моя ошибка.
Начальник штаба обязан был предусмотреть! Не предусмотрел. Не догадался. Тут сказалась, как сейчас думаю, моя неопытность. Призван-то я был из запаса. К тому же почти сразу оказался на таком высоком посту. И никто не подсказал. Но все это - слабое утешение.
Ошибка печальная. Исправить же ее я уже не мог: в моем распоряжении не осталось людей.
+++++++++++++
Отбомбив нас с юга, немцы заходят с севера. А потом утюжат как бы по диагонали. Наши зенитные пулеметы давно молчат. Разбиты, покорежены. Пулеметные расчеты погибли. И по-прежнему в небе нет ни одного нашего истребителя.
Немцы ходят по нашим головам два часа подряд ...
Я, начальник штаба, теперь не знаю, остались ли в живых хоть один дот или дзот, хоть одна артиллерийская или минометная батарея. И никто не знает. Не видно никакого движения и в нашем предполье.Вот она,расплата за беспечность!
Я не отлучаюсь от разбитого КП. Врач ушел в ближайший дот. Со мною три бойца:два связиста инаблюдатель. Они сидят возле меня. В их глазах я читаю молчаливый вопрос: "Что будем делать дальше?" Я и сам думаю об этом. Поглядываю в бинокль на правый и левый фланги, на ходы сообщения и жду прихода командира батальона и комиссара. Только вместе мы можем решить, что делать. Я еще не знаю, что комиссар погиб под бомбежкой, командир батальона погибнет через полчаса под танком. Эту тяжелую весть мне принесут позднее их ординарцы.
Издали нарастает моторный грохот и лязг гусениц. Бойцам жестко говорю:
- Готовьте гранаты!
++++++++++++++
Я сижу на берегу Керченского пролива в двух десятках шагов от кромки воды. Справа от меня поселок Ени­
кале и пристань. Над проливом снуют "мессеры". У меня страшно болит левая нога. Почти до самой коленки она вздулась и похожа на толстое березовое полено. Ступня, раздавленная гусеницей танка, полыхает огнем. Чтобы успокоить боль, я засыпаю ступню мокрым и холодным песком. Сам думаю о случившемся. Час за часом пытаюсь восстановить события вчерашнего дня и минувшей ночи.
Вражеские танки, замеченные нами, появились из-за левой окраины поселка Долгая Пристань сразу после бомбежки. Они шли колонной. Боец-наблюдатель доложил: танков не менее полусотни. Перед предпольем они замедлили ход и развернулись по фронту. Потом, стреляя из пушек и пулеметов, рванулись в нашу сторону. В полосе предполья сколько-нибудь заметного сопротивления не встретили. Но на какое-то время задержались. Кружили, стреляли, утюжили стрелковые ячейки и окопы,повидимому, добивали оставшихся еще в живыхбойцов.
Начали оживать некоторые наши огневые точки. Двумя орудиями стеганула батарея, стоящая на открытой по­
зиции недалеко от КП. Батареей командовал решительный и смелый старший лейтенант Герасименко.
Орудийные расчеты били точно. Выстрел - танк горит. Выстрел - еще танк горит или ползает, с перебитой гусеницей. Почти с каждым выстрелом в небо взвивался султан черного дыма. Молодцы, батарейцы!
Но в азарте боя ни старший лейтенант, ни бойцы орудийных расчетов не заметили, как к батарее почти вплотную С тыла подкрались три немецких танка. Когда увидели - было поздно. Пушки были разбиты первыми же вражескими снарядами, а израненные бойцы погибли под гусеницами. Под танком погиб и командир батареи старший лейтенант Герасименко.
Два фашистских танка внезапно выскочили к нашему КП и ударили по смотровым окнам. Затем, пройдя по верху КП, обрушили его, заживо похоронив под глыбами железобетона всех раненых, которые находились там.
Гитлеровцы заметили меня с тремя бойцами и хлестнули из пулеметов. Пули просвистели высоко над нами.
"Мертвое" пространство уберегло нас. Тогда один танк развернулся, прибавил газу и попер на нас. Мои ребята сыпанули в ход сообщения. А я замешкаЛся. И чтобы не попасть под гусеницу, как-то изловчился и нырнул под танковое брюхо. Меня обдало бензиновой вонью и жаром перегретого железа.
В руках у меня по гранате-эргэдэшке. Но что с ними делать под этой тяжелой железной "крышей"? Танк тем
временем тормознул и, двигая одной гусеницей, стал поворачиваться на месте.А я,работаялоктями,коленками,
всем туловищем, извивался, как змей. Не извивайся - разотрет в порошок, оставит мокрое место.
Но вот танк газанул и съехал с меня. Я приподнялся и кинул одну за другой гранаты. Хлопки эргэдэшек оказались комариными укусами. Танк устремился вперед.
Я оглянулся назад, и - о ужас! На меня пер второй танк. Нырять под него мне больше уже не хотелось.Спасибо, испытал судьбу. Вскочил, чтобы прыгнуть в ход сообщения, но тут же упал: левую ногу пронизала дьявольская боль. Вгорячах, под танком, я не почувствовал ее, но сейчас она свалила меня. Все-таки тот танк своей железной лапой наступил на мою левую ногу. А этот уже совсем близко. Стремительным рывком, если можно назвать стремительным рывок у пластуна, я добрался до хода сообщения и мешком свалился туда. От боли в ноге у меня померк свет в глазах и померкло сознание. Я не видел, скорей только чувствовал, как надо мной лязгают гусеницы, как меня засыпает обрушенная земля...
Не раз мне приходилось читать, где человека описывают в состоянии прострации, когда над ним нависла смертельная опасность. Якобы он в этот момент вспоминает дом, родных и близких, мать, отца и мысленно с ними прощается. Я не верю этому.
В минуту смертельной опасности не до воспоминаний и прощальных поклонов. Человек в такой момент, если он не потярял соображения от страха, действует. Он борется за свою жизнь, за свое спасение.
Когда я вьюном вертелся под брюхом танка, то думал лишь о том, как бы не угодить под гусеницы, как бы выкрУтиться. А может, и такой мысли не было. Все делалось подсознательно и инстинктивно ради своей защиты.
+++++++++++++++
Просыпаюсь от боли. Она током прошила и ногу, и сердце, и мозг. Меня ворочают какие-то люди. Не фашисты ли? Тянусь к нагану. Но слышу русскую речь. Открываю глаза: свои! Бойцы моего батальона и те оставшиеся бойцы, обслуживающие КП, с ними и ординарцы комбата и комиссара.
- Зачем же вы, братцы, как чурку ворочаете меня?
- Хотели убедиться, жив ли.
УР - как? - тихо спрашиваю я.
- УРа нет. Его сровняли с землей. Надо уходить.
- Но приказа на отход нет.
- Его не будет. Кроме вас, некому приказ отдавать.
Теперь мы под вашей командой. Ведите!
- Куда?
- Одна дорога - к проливу, К Керчи.
- Как же я поведу? - Я горестно качаю головой и гляжу на ребят: на одного, на другого, третьего. Всего их с десяток - все с автоматами, с гранатами. Говорю: Командование группой возлагаю на сержанта Крутовертова.
Нам повезло - группу нагнала грузовая машина. Остановили ее, устроились в кузове и скоро были возле Марфовки. За село шел жаркий бой. По нему били немецкие танки, его бомбила авиация. В селе полыхали пожары. Угодить из огня да в полымя - мало приятного.
Мы проскакиваем И оказываемся в расположении тылов кавалерийского корпуса. Корпус только сегодня переправился через пролив и сразу же попал под удары немецкой авиации. Дивизии, полки, эскадроны,тылы все здесь перепуталось, перемешалось.
Гитлеровские летчики гоняются за людьми, лошадьми, машинами и расстреливают, расстреливают. Упиваются смертью, захлебываются чужой кровью. Вот когда ко мне приходит злость и ненависть. "Ну, погодите, сволочи, придет и наш час!" Я теперь знаю: ненависть к врагу не отпустит меня до конца войны.
+++++++++
Перед рассветом выходим к поселку Еникале, на берег Керченского пролива. Отходящие войска разбитого Крымского фронта здесь переправляются на косу Чушку, оттуда идут на Темрюк. К Еникале выходят и немцы. Кажется, от них нигде нет спасения.
По коже пробегает дрожь и сейчас, когда ненароком вдруг вспомнятся Еникале и переправа через пролив.
Немцы бомбят поселок. Их самолеты днем и ночью висят над проливом. Из степи давят автоматчики.
По проливу туда и сюда снуют катера. Еникале - коса Чушка, Чушка - Еникале. В паузах, когда у причала нет катеров, кто-нибудь из отважных офицеров поднимается и громко объявляет:
- Товарищи! Давайте отгоним фрицев!
На зов откликаются сотни воинов. Они тут же стремительно карабкаются в гору, бесстрашно атакуют и отгоняют противника на два-три километра в степь, потом возвращаются к пристани. Немцы тоже возвращаются, но уже осторожнее - спесь на какое-то время у них сбита.
В одну из таких операций уходят и мои ребята во главе с сержантом Крутовертовым.
По берегу, по проливу, по поселку гуляет смерть. Весь берег усыпан трупами. Из пяти работающих на переправе катеров к исходу вторых суток остается два.
Я сижу и поглядываю на причал. Войск здесь сбилось много. Дойдет ли до меня очередь? Передо мной стоит грузовик. Около машины безотлучно находится ее водитель. Он тоже поглядывает на причал. Но у него, пожалуй, нет никакой надежды, что машину погрузят на катер. До машины ли, когда надо спасать людей? Шофер мог бы бросить ее где-то в степи, как бросали многие другие. Но, видно, не мог.
Но теперь Шофер усердно действует монтировкой. Вытащив камеры, накачивает одну из них. До меня вдруг доходит весь смысл работы шофера.
- Друг, - окликаю я, - уж не персональный ли катер себе готовишь?
- Так точно! - весело отвечает шофер. - Если при крайней нужде какая-то омулевая бочка может стать кораблем, то почему камера не может стать катером?
Одна камера накачана. Шофер принимается за другую. "Видно, запаску готовит. Предусмотрительный па­
рень". Но шофер отрывается от насоса и смотрит на меня.
- Слушай, батя ... Один персональный катер могу уступить тебе. Двинешь на этом катере ... к самой едрене матери, - шофер скалит зубы. - До Чушки доберешься.
Лично я рассчитываю добраться. Я боюсь воды. Но предложение шофера настолько заманчивое, что у меня вдруг появляется желание двинуться на "катере". С отчаянной лихостью я говорю:
- Качай. Согласен!
Не проходит и получаса, как "катера" наши готовы. Шофер помогает мне добраться до воды. Раздеваемся,
разуваемся. Шофер надевает на себя баллон. Некоторое время смотрит на пролив, на низкую косу Чушку и кидается в воду.
Я медлю. Потом из кармана гимнастерки перекладываю в фуражку партийный билет, другие документы.Фуражку нахлобучиваю на голову, ремешок с нее опускаю под подбородок. В карман брюк - их я оставил на себе - перекладываю печать несуществующего 343-го ОПАБа. Наган в кобуре вешаю на ремешке через плечо.
Теперь я готов в путь. И тут как прострел: а что, если мой катер-поплавок пробьют пулей? По телу пробегают мурашки. Плыть, не плыть? А, будь что будет. Двум смертям не бывать, а одной не миновать. Я залезаю в поплавок и отталкиваюсь от берега.
Плыву медленно, с передышками, устают руки. Где-то на середине пролива ко мне просится "пассажир".
- Выдыхаюсь, братец. Дай немножко отдохнуть.
Он руками держится за поплавок. Я работаю руками. Потом парень начинает работать ногами. Скорость нашего движения заметно прибавляется.
- Ты уж держись до конца. Смотришь, и доедем.
Пока мы плыли, трижды на бреющем пролетал "мессер". Я опасливо косился: саданет или не саданет по поплавку? Не саданул. Бил, гад, по катерам, как бочки сельдью, набитым людьми.
Часа через полтора-два мы причалили к берегу на косе Чушке. Надо же! Я верил и не верил такой удаче. Но ведь вот она, милая Чушка. Ох, как она хороша!
Не верится, что и мне удалось одолеть это водное пространство шириною более 4 километров. "Пассажир" помог мне выйти из воды. Тут мы с ним и расстались. Я, намочив раненую ногу соленой водой, растравил ее и почувствовал себя совсем худо, Решил дождаться какого-нибудь транспорта. И - опять удача! Подошла машина. Может, даже мой "пассажир" позаботился обо мне. Я до слез растрогался: сколько же хороших людей в нашей армии, в нашем государстве...
Через полчаса я был в Темрюке, в комендатуре. Здесь, на медпункте, промыли мне ногу, перевязали и уложили в постель - спи! Целые сутки я беспробудно спал.
+++++++++++
В комендатуре нашлась кое-какая одежонка. Мне выдали солдатскую гимнастерку, сапог на правую ногу, ремень. Теперь, вновь оглядев меня с ног до головы, комендант не усмехался. Вид мой был божеский.
- Можешь топать в свой УР, - сказал он. - Сборный пункт его в третьей школе.
Екнуло у меня сердце от радости: выбрались наши ребята. С помощью палки я поскакал в школу. И тут радость погасла: из 343-го ОПАБа офицеров оказалось не более десятка да десятка два рядовых. Но люди подходили. К концу дня из батальона собралось 93 человека, всего же из УРа - 350. Триста пятьдесят из четырех тысяч!
Госпитальные дни - хорошее время и для раздумий. Я мучительно размышлял над последними своими фронтовыми неделями, хотел понять и не находил ответа - почему так быстро и бесславно, считай за одни сутки, погиб наш 151-й Ур, состоящий из отборных, мужественных и стойких воинов - сибиряков? Почему вместе с УРом погибла Азербайджанская дивизия? Почему, наконец, стала возможной трагедия всего Крымского фронта?"

Несколько карт по тому району: http://www.wwii-photos-maps.com/crimea/index.html
Немецкая аэрофотосьемка: http://www.wwii-photos-maps.com/targetrussia/citynamesbeginninga/citynames-abascha-ales/slides/Ak-Monaj%20%20078.html
А по этой ссылке есть фото остатков 151-го УРа: http://relicfinder.info/forum/viewtopic.php?f=29&t=927

Фото и привязка по Яндекс-карте ДОТа № 8 151-го УРа: http://www.travvi.com/objects/47
Фото и привязка по Яндекс-карте ДОТа № 3 151-го УРа: http://www.travvi.ru/objects/42
С уважением,
Кочетов Евгений.
Поисковый отряд "Ориентир".
Аватар пользователя
Кочетов Евгений
Администратор
 
Сообщений: 560
Зарегистрирован: 10 ноя 2013, 18:04
Откуда: г. Челябинск

Re: 151 Укрепрайон Крымский фронт - Керченский полуостров.

Сообщение Кочетов Евгений » 28 мар 2014, 23:29

Ещё один, интересный на мой взгляд материал, характеризующий обстановку в Крыму весной 1942-го: Керченская катастрофа. К вопросу о “полумиллионных” потерях Крымского фронта в мае 1942 года.. Автор - Герасименко Роман.
"Данная статья не претендует на стопроцентную достоверность. Это скорее попытка переосмыслить, а где то и подвергнуть критике официальные данные.
Расстановка сил и ход событий.
(кто знаком с ситуацией на Крымском полуострове мая 1942 года, этот параграф можно пропустить)


18 октября 1941 года начался штурм Крымского полуострова. Бои длились почти месяц и окончились 16 ноября практически полным захватом Крымского полуострова, за исключением Севастополя [1]. Как советское командование, так и немецкое считали Крым важнейшим стратегическим плацдармом. Потому борьба за Крым не утихала на протяжении всей войны. Уже полтора месяца спустя после захвата Крыма немцами, советские войска проводят Керченско-Феодосийскую десантную операцию, в ходе которой был занят весь Керченский полуостров вплоть до Феодосии. В течение зимы-весны 1942 года обеими сторонами предпринимались многократные атаки и наступления, однако ни та, ни другая сторона не смогли добиться стратегических успехов. Война в Крыму принимала затяжной характер. Так дела обстояли вплоть до мая 1942 года.
Готовя очередное наступление, советское командование думало, что зажатая меж двух фронтов (Севастопольский рубеж и Крымский фронт) 11-я армия Манштейна будет легко разгромлена, что немцы не думают наступать, а будут просто удерживать позиции. Этим же видимо объясняется и практически полное отсутствие разведывательных действий со стороны советских войск. Однако немецкое командование мыслило совсем иначе. К концу апреля в генштабе немцев был разработан план по очистке Крыма от советских войск, который получил название “Охота на Дроф”. Немцы активно вели разведку, одновременно возводили всяческие ложные укрепления и огневые точки, для отвода глаз. Производили всевозможные маневренные действия, передвижения техники в своем тылу. Одним словом упорно вводили в заблуждение советское командование.
Еще в конце января 1942 года в качестве представителя ставки на Крымский фронт был направлен Л. З. Мехлис. Он тут же начал заниматься привычным для него делом: чисткой и перетасовкой кадров [2]. Например Мехлис убрал начальника штаба фронта Толбухина, поставив на его место генерал-майора Вечного.
Советские части на Крымском полуострове в мае 1942 года, были представлены Крымским фронтом, под командованием генерал-лейтенант Козлова Дмитрия Тимофеевича, в его состав входили 44-я армия (63-я горнострелковая, 157-я, 276-я, 396-я, 404я стрелковые дивизии, 124-й и 126-й танковые батальоны), 47-я армия (77-я горнострелковая, 224-я, 236-я, 271-я, 320-я стрелковые дивизии), 51-я армия (138-я, 302-я, 390-я, 398-я, 400-я стрелковые дивизии) и части фронтового подчинения (156-я стрелковая дивизия, 12-я, 139-я стрелковые бригады, 83-я морская стрелковая бригада, 72-я кавалерийская дивизия, 151-й укрепрайон, 54-й мотострелковый полк, 39-я, 40-я, 55-я, 56-я танковые бригады, 79-й, 229-й отдельные танковые батальоны).
Большинство из перечисленных подразделений были сильно потрепаны либо во время Керченско-Феодосийской десантной операции, либо в недавних (январь – апрель 1942 года) наступлениях Красной Армии на самом Крымском полуострове. Некоторые еле набирали 50 % списочного состава. Например, 63-я горнострелковая дивизия еще в январе 1942 понесла огромные потери в районе Феодосии, и испытывала постоянный голод от нехватки пополнения [3]. Большинство ощущали нехватку в 20-40 % личного состава. Только 396-я, 271-я, 320-я стрелковые и 72-я кавалерийская дивизии, не так давно переправившиеся с Таманского полуострова, были свежими.
Абсолютно такая же картина наблюдалась и с танковыми соединениями. В недавних лобовых атаках зимне-весенних наступлений бронетанковые части Крымского фронта также понесли огромные потери. Так только 39-я танковая бригада с 13 по 19 марта 1942 года потеряла 23 танка.

Немецкие части, на Крымском полуострове в мае 1942 года, были представлены 11-й армией (генерал-полковник Эрих фон Манштейн) в ее состав входили: 30-й армейский корпус (28-я егерская, 50-я, 132-я, 170-я пехотные, 22-я танковая дивизии), 42-й армейский корпус (46-я пехотная дивизия), 7-й румынский корпус (10-я, 19-я румынская пехотные, 8-я румынская кавалерийская дивизии), 8-й авиакорпус (около 400 самолетов) и части армейского подчинения (18-я румынская пехотная дивизия, моторизированная бригада Гроддека, механизированная бригада Раду Корне, танковый разведывательный батальон) [4].
Немецкие войска так же не были полнокровными. Так некоторые пехотные дивизии испытывали нехватку в личном составе до 30%. Например 46-я пехотная дивизия к концу марта 1942 года потеряла до трети своего личного состава и почти половину тяжелого вооружения. Однако немецкие и румынские части, стоявшие под Керчью, получили весомое пополнение к середине апреля 1942 года. Это видно хотя бы из того, что 8-я кавбригада румын была развернута в кавалерийскую дивизию, а это увеличение личного состава в 2,5-3 раза. Полнокровными были в основном механизированные части Манштейна. Например, в апреле в 22-ю танковую дивизию поступило 15—20 Pz.III и Pz.IV с длинноствольными орудиями, специально для борьбы с советскими Т-34 и КВ.

Кроме всего прочего войска обеих противоборствующих сторон активно поддерживало местное население: русскоязычные партизанские соединения на стороне РККА, а крымско-татарские роты и батальоны самообороны на стороне Вермахта. Так же на стороне вермахта было и некоторое количество русских, украинских коллаборационистских подразделений и казачий кавалерийский эскадрон [5].
Если просуммировать все подразделения, то численность войск с обеих сторон будет не сильно различаться [6]. Но наличие 8-го авиакорпуса фон Рихтгофена, и свежих механизированных подразделений, склоняли чашу весов на сторону немцев в предстоящем сражении.

Керченская оборонительная операция началась 7 и закончилась 20 мая 1942 года полным разгромом Крымского фронта. В ходе нее командующий 11-й немецкой армией Эрих фон Манштейн осуществил план Блицкриг, только в уменьшенном масштабе. Сумев правильно оценить обстановку и сделав первый ход. Использовав эффект неожиданности, Манштейн нанес удар там, где его не ждали: он предпринял танковую и механизированную атаку в единственном месте, где на советских позициях был противотанковый ров. Взломав оборону Красной Армии, основная часть подразделений 11-й армии повернула на север (основные силы 22-й танковой дивизии, большинство пехотных дивизий), для окружения и уничтожения 47-й и 51-й советских армий. А мобильные части (моторизированная бригада Гроддека, механизированная группа Раду Корне, разведывательный батальон 22-й танковой дивизии, 8-я кавдивизия румын и ряд подразделений пехотных дивизий) устремились в прорыв на восток.
Во время Керченской оборонительной операции немцы не ждали действий советских войск, а навязывали свою тактику. Слаженность действий авиации, танковых войск и пехоты дали отличные результаты. Огромное преимущество давало немецкому командованию наличие эффективного 8-го авиакорпуса и свежих мобильных механизированных частей.

Причину полного разгрома Крымского фронта, Верховное Главнокомандование видело в следующем. Группировка войск была наступательной, а не оборонительной. Слишком большое скопление войск в первом эшелоне. Отсутствие взаимодействия между родами войск. Наплевательское отношение командования к своим войскам. Слабо подготовленные, в инженерном отношении, оборонительные и отсутствие тыловых рубежей. Бюрократический, а порой и репрессивный метод работы командования фронта и лично Л.3. Мехлиса. Отсутствие понимания и трезвой оценки командованием быстро меняющейся ситуации. Были названы прямые виновники керченской катастрофы: Л.3. Мехлис, Д.Т. Козлов, Ф.А. Шаманин, П.П. Вечный, К.С. Колганов, С.И. Черняк и Е.М. Николаенко. Все они были отстранены от занимаемых должностей и понижены в званиях..."
С уважением,
Кочетов Евгений.
Поисковый отряд "Ориентир".
Аватар пользователя
Кочетов Евгений
Администратор
 
Сообщений: 560
Зарегистрирован: 10 ноя 2013, 18:04
Откуда: г. Челябинск

Re: 151 Укрепрайон Крымский фронт - Керченский полуостров.

Сообщение Кочетов Евгений » 28 мар 2014, 23:43

В дополнение ещё один материал, освещающие те события - хронология, статистика, факты: Трагедия Крымского фронта в 1942 году
"26 декабря 1941 года началась крупнейшая в истории Великой Отечественной войны Керченско-Феодосийская десантная операция советских войск. В результате ее проведения советские войска освободили Керчь и Керченский полуостров. Сражение на полуострове разворачивалось с 26 декабря 1941 года по 20 мая 1942 года и, не смотря на первоначальный успех, закончилось разгромом Крымского фронта в составе 3-х советских армий. Поражение советских армий в Крыму поставило крест на дальнейшей обороне Севастополя и позволило немцам высвободить значительные силы для летнего наступления на Кавказ.

2 января 1942 года от немцев был освобожден весь Керченский полуостров, но дальнейшие действия не принесли советским войскам успеха. Уже 18 января немцы контрударом смогли вернуть под свой контроль Феодосию и заставили советские войска отойти за Акмонайский перешеек. Предпринимаемые в феврале и марте 1942 года попытки прорваться с Керченского полуострова на территорию остального Крыма успеха не имели. При этом, даже не добившись серьезных успехов, советский десант в Крыму решал 2 важных задачи: ослаблял давление на окруженный Севастополь и сковывал значительные силы 11-й армии, не давая задействовать ее в летнем наступлении на Волгу и на Кавказ. Понимая важность этих задач, Сталин мобилизовал для их выполнения огромные силы в составе 3 советских армий – 47, 51 и 44 из которых был сформирован Крымский фронт.

К маю 1942 года три советских армии наглухо блокировали Парпачский перешеек – проход из Крыма на Керченский полуостров. Протяженность перешейка составляла всего 18 км., общая протяженность фронта с учетом небольшого выступа на северном его участке составляла 27 км. В составе 3 советских армий развернутых на полуострове находилось 16 стрелковых, 1 кавалерийская дивизия, 3 стрелковых и 4 танковых бригады, 3 танковых батальона, 9 артиллерийских полков РГК, а также ряд других более мелких частей.

Боевой порядок войск Крымского фронта был следующим: с севера на юг были расположены части 47-й армии (командующий генерал-майор Колганов К. С), 51-й армии (командующий генерал-лейтенант Львов В. Н.) и 44-й армии (командующий генерал-майор Черняк С И.). Армии занимали по фронту полосы обороны шириной в 10, 9 и 8 км. соответственно. Основная масса советских войск – 12 стрелковых дивизий находилось в первой полосе обороны. Вторая позиция, которую обороняли 2-е стрелковых дивизии и части 151-го укрепрайона в полосе 47-й армии проходила на удалении в 12 км., в полосе 51-й армии – 5-9 км., в полосе 44-й армии – 2-5 км. Исходя из этого, в полосе 44-й армии вторая линия обороны фактически сливалась с первой. Оборона на этом участке была крайне неглубокой, соответственно очень слабой. Резервы фронта состояли из 1 стрелковой дивизии, трех бригад и одного мотострелкового полка, которые находились на расстоянии в 15-20 км. от переднего края. На большом удалении от фронта находилась лишь 72-я кавалерийская дивизия (50 км.) и 156-я стрелковая дивизия, расположенная вблизи Керчи в 30 км. от фронта.

Первая позиция главной полосы обороны была подготовлена плохо, состояла из отдельных стрелковых ячеек, окопов, блиндажей, которые были разбросаны по местности без всякой системы и иногда даже не были связаны между собой ходами сообщения. Данные инженерные сооружения и укрепления были плохо замаскированы, что было достаточно трудно осуществить в голой степной местности. Штабы армий, дивизий, узлы связи находились очень близко к переднему краю, долгое время не меняли своего месторасположения и были хорошо известны противнику.

Лучшим образом была укреплена вторая позиция главной полосы обороны, перед которой был вырыт противотанковый ров шириной в 10 и глубиной в 5 метров. За данным рвом располагались ДОТы и ДЗОТы 151-го ура, который был усилен двумя стрелковыми дивизиями. Большинство стрелковых дивизий первого эшелона фронта имели некомплект личного состава, доходивший до 30-50%, а также низкое моральное состояние войск. Замена некоторых дивизий первой линии не проводилась в течение нескольких месяцев. Так на участке будущего прорыва в 63-й горнострелковой дивизии были перебежчики на сторону немцев, более того произошли убийства уполномоченного особого отдела и одного из командиров полков. По сути это был сигнал к реорганизации части, но дивизия даже не снималась со своих позиций.

Вторая полоса обороны фронта практически находилась лишь на фронтовых картах и проходила в 30 км. западнее Керчи по лини Турецкого вала. Создавались укрепления и вокруг самой Керчи, но инженерные работы на данных направлениях велись очень вяло и в основном лишь с привлечением местного населения. Для строительных работ не хватало техники и строительных материалов, которые на полуострове были в дефиците. Построенные сооружения недостаточно охранялись, поэтому нередкими были случаи, когда находящиеся в них пиломатериалы просто растаскивались на дрова. Войсками эти позиции заняты не были, при этом между главной позицией и Турецким валом промежуточных укреплений не было вовсе.

Естественно немецкое командование не могло мириться с нахождением в Крыму такой сильной группировки войск, которая сковывала основные силы немецкой 11 армии. К началу мая немецкие войска были готовы к проведению операции по захвату Керчи и сбросу десанта в море. Командующий 11-й армией Манштейн разработал операцию под кодовым названием «Охота на Дроф», которая перешла в активную фазу 8 мая 1942 года.

Фронт советских армий на перешейке выделялся достаточно своеобразными очертаниями: в южной части он шел ровно на север, а в северной части имел выступ в западном направлении, который образовался после того, как советские войска смогли обратить в бегство одну из румынских дивизий. Провести контрудар во фланг образовавшегося выступа – это решение лежало на поверхности. Однако из-за его очевидности советское командование сосредоточило здесь 2 армии и едва ли не все резервы. Манштейн сумел побороть данный соблазн, а тот факт, что он избрал другой путь, все-таки выдает в нем одного из выдающихся стратегов немецкой армии. Манштейн сделал все, для того чтобы убедить советское командование о проведении наступления на севере. Здесь усиленно сооружались ложные артиллерийские позиции, посылались сообщения, специально предназначенные для служб радиоперехвата, проводилось постоянная перетасовка войск.

В это время Манштейн готовил удар на юге, против наиболее слабой 44-й армии. Основной удар наносился силами 30-го армейского корпуса в составе 3 пехотных дивизий, которые должны были прорвать оборону советской армии и освободить дорогу для 22-й танковой дивизии генерал-майора Вильгельма фон Апелля и механизированной бригады полковника фон Гроддека. Танковые части должны были выйти в тыл обороняющейся группировки и повернуть на север, совершая охват советских армий на перешейке.
Для проведения операции Манштейн задействовал 6 немецких дивизий (5 пехотных и 1 танковую), а также 2 румынских пехотных дивизии, 1 кавалерийскую дивизию и отдельную механизированную бригаду. 5 дивизий в это время продолжали блокировать Севастополь. С воздуха поддержку данной группировки обеспечивал 8-й отдельный авиакорпус и главные силы 4-го воздушного флота. Для проведения артподготовки из-под Севастополя сюда были переброшены батареи тяжелых орудий. Несмотря на то, что немецко-румынская группировка уступала советской в людях в 2 раза, в артиллерии в 1,8 раз, в танках в 1,2 раза и превосходила советскую сторону лишь в количестве авиации в 1,7 раза, план Манштейна сработал на 100%. Уже 16 мая немецкие войска вышли к Керчи, а еще через 4 дня прекратилось организованное сопротивление прижатых к морю советских войск.

За день до наступления 7 мая немецкая авиация провела серию бомбовых ударов по штабам фронта и армий, бомбила боевые порядки войск, тылы, зенитные батареи. В результате авианалетов была парализована работа штабов, нарушена связь и противовоздушная оборона. Наступлению против 44-й армии предшествовал массированный авиаудар по ее скученным позициям. Некоторые позиции в течении дня подвергались бомбардировке до 10 раз. Наиболее сильные авиаудары немцы наносили по тем районам, где планировали ввод своих танковых сил. В период с 8 по 11 мая над Керчинским полуостровом в воздухе непрерывно висело до 800 немецких самолетов.
После длительной бомбардировки передовые позиции в полосе 44-й армии подверглись почти часовой артиллерийской обработке, после чего огонь был перенесен в глубину обороны. Главным участком прорыва немцы выбрали позиции 63-й горнострелковой дивизии. Осью немецкого наступления выступала дорога Феодосия – Керчь, немцы применяли свой излюбленный прием наступления вдоль транспортных артерий. Одновременно с фронтальным ударом в тылу 63-й дивизии был высажен шлюпочный десант в количестве около 250 человек. Его высадка прошла фактически беспрепятственно, так как участок побережья практически не охранялся.
Оборонявшиеся в первом эшелоне советские дивизии не выдержали натиска и вынуждены были отступать на восток, отступление проходило в беспорядке и отчасти даже походило на бегство. Для противодействия прорыву была задействована 72-я кавдивизия и ремонтно-восстановительный батальон 44-й армии, но эти попытки ни к чему не привели. Уже в конце первого дня наступления немцы прорвали фронт 44-й армии на 5-км участке и продвинулись вперед на 8 км.

К исходу 9 мая в полосе 44-й армии уже не существовало сплошного фронта обороны, остатки стрелковых дивизий мелкими группами непрерывно отходили на восток, части 72-й кавалерийской дивизии не могли их остановить. Прорыв достиг в глубину 30 км, попытки ликвидировать его ни к чему не привели. Уже на следующий день немцы вышли к турецкому валу, до Керчи им оставалось 30 км., войскам 47-й армии в 2,5 раза дальше. На прибрежную полосу, по которой отступали дивизии 51-й и 47-й армий, и ширина которой в некоторых местах не превышала 1 км. обрушился шквал огня. Береговая полоса у Азовского моря была усеяна телами погибших, подбитой и брошенной техникой, среди погибших был и командующий 51-й армией генерал-лейтенант Львов.

Начиная с 10 мая катастрофы уже было не избежать. В ходе боев с 8 по 20 мая советские войска потеряли около 160 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными, около 200 танков, 417 самолетов, более 4 тыс. орудий и около 10 тыс. единиц автотранспорта. На Таманский полуостров удалось эвакуировать около 140 тыс. человек, 22 орудия, 29 реактивных установок «Катюша», 157 самолетов..."
С уважением,
Кочетов Евгений.
Поисковый отряд "Ориентир".
Аватар пользователя
Кочетов Евгений
Администратор
 
Сообщений: 560
Зарегистрирован: 10 ноя 2013, 18:04
Откуда: г. Челябинск

Re: 151 Укрепрайон Крымский фронт - Керченский полуостров.

Сообщение Дмитрий Старцев » 31 мар 2014, 16:55

Почитал... слов нет ... В школе такого не рассказывали и кино про это не показывали... Надо на следующий год ехать в НАШ Крым ;)
С уважением, Дмитрий Старцев.
Аватар пользователя
Дмитрий Старцев
 
Сообщений: 226
Зарегистрирован: 15 янв 2014, 08:53
Откуда: Челябинск

Re: 151 Укрепрайон Крымский фронт - Керченский полуостров.

Сообщение Александр Шахматов » 17 мар 2015, 14:43

Именные списки потерь 151 УР Крымфронт на 16.07.1942

1-30 Управление коменданта 151 УР
31-447 341 ОПАБ (пульбат)
448-512 рота связи
513-1014 342 ОПАБ
1015-1474 343 ОПАБ 1280 мой дед Шахматов Тихон Архипович
1473-1977 344 ОПАБ

более 80% личного состава 343 ОПАБ погибло в первый день немецкого наступления 8 мая 1942 г.
Погибшие на этом участке фронта , в основном бойцы 93 ГСД и 343 ОПАБ, были захоронены в противотанковый ров.
Сейчас недалеко от того места установлен памятник http://adminland.ru/crimea/prj//09051945/000102.htm координаты 45.147461, 35.514628
Александр Шахматов
 
Сообщений: 12
Зарегистрирован: 21 мар 2014, 07:29

Re: 151 Укрепрайон Крымский фронт - Керченский полуостров.

Сообщение Кочетов Евгений » 17 мар 2015, 17:11

Александр Шахматов писал(а):...Погибшие на этом участке фронта , в основном бойцы 93 ГСД и 343 ОПАБ, были захоронены в противотанковый ров.
Сейчас недалеко от того места установлен памятник http://adminland.ru/crimea/prj//09051945/000102.htm координаты 45.147461, 35.514628

Александр привет!
Уточни, откуда сведения о захоронении в противотанковый ров?
С уважением,
Кочетов Евгений.
Поисковый отряд "Ориентир".
Аватар пользователя
Кочетов Евгений
Администратор
 
Сообщений: 560
Зарегистрирован: 10 ноя 2013, 18:04
Откуда: г. Челябинск

Re: 151 Укрепрайон Крымский фронт - Керченский полуостров.

Сообщение Александр Шахматов » 17 мар 2015, 19:43

Привет, Евгений! С 2009 собираю информацию о 151 УР.
Общался несколько лет назад с местными на форуме reibert.info.
По рассказам немцы заставили местных собирать тела , хоронили во рву рядом с шоссе.
Противотанковый ров начинался от шоссе и шел на север через весь Ак-монайский перешеек, южнее шоссе рва не было.
Немного севернее была еще одна братская могила, на этом месте сейчас водохранилище, но она гораздо дальше от южного края 151 УР .
Братская могила ЗУ380-01-867 на 18 километре официально Феодосийский десант и послевоенные перезахоронения ,захоронено более 300 .
Но по справке местного РВК за 1965 год, общее количество захороненных на этом воинском кладбище не известно.

Есть несколько фотографий сохранившихся дотов, военные карты , немецкая аэрофотосъемка.
Александр Шахматов
 
Сообщений: 12
Зарегистрирован: 21 мар 2014, 07:29

Re: 151 Укрепрайон Крымский фронт - Керченский полуостров.

Сообщение Александр Шахматов » 17 мар 2015, 20:03

Здесь отмечены некоторые оборонительные сооружения
http://wikimapia.org/#lang=ru&lat=45.15 ... 8&z=13&m=b
Александр Шахматов
 
Сообщений: 12
Зарегистрирован: 21 мар 2014, 07:29


Вернуться в История и боевой путь соединений и частей Вооруженных Сил СССР. Операции Великой Отечественной.

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1