Сапожников Николай Михайлович, 1913 г.р., штурман

Этот форум предназначен для размещения информации о воинах - южноуральцах, обнаруженных поисковиками, чью личность удалось установить, и чьих родных до сих пор не удалось обнаружить. Основная цель размещения информации - обеспечить её постоянное представление в свободном доступе, что будет способствовать успешному завершению процесса поиска родственников солдата и увековечению памяти павших защитников Отечества.
Рекомендуемый принцип размещения информации - территориальный, т.е. оптимальным представляется размещение сведений о солдатах, так или иначе связанных с Челябинской областью: родившихся и (или) проживавших здесь; призванных на военную службу отсюда; солдат, в отношении которых есть основания предполагать о возможности проживания на территории области их родственников ...
Обращаю Ваше внимание, что после обнаружения родных и контакта с ними, темы будут перемещаться в подфорум"ОНИ НЕ ПРОПАЛИ БЕЗ ВЕСТИ!"

Модератор: Кондратцев Сергей Анатольевич

Правила форума
Постарайтесь кратко, но ёмко изложить известные сведения об обнаруженном воине, данные, ставшие известными из уже проведенных поисковых работ, опубликовать ссылки на сторонние ресурсы, содержащие информацию о солдате. Если есть возможность, приветствуется размещение изображения документов, благодаря которым установлена его личность.
Обязательно опишите где и когда найден боец, обстоятельства обнаружения, какой организацией проводились поисковые работы, где и когда захоронены останки, где находятся на хранении документы и личные вещи солдата. Укажите контактные координаты соответствующих лиц (Ф.И.О., должность, электронную почту, почтовый адрес, телефоны и т.п.).
Создавая тему, в её наименовании укажите по порядку ставшие известными данные: Ф.И.О., дату рождения (дд.мм.гггг), другие наиболее характерные по Вашему мнению признаки.
Спасибо!
Обращаю Ваше внимание, что после обнаружения родных и контакта с ними, темы будут перемещаться в подфорум"ОНИ НЕ ПРОПАЛИ БЕЗ ВЕСТИ!"

Сапожников Николай Михайлович, 1913 г.р., штурман

Сообщение Кочетов Евгений » 07 мар 2017, 01:45

Справка по розыску родственников старшего лейтенанта Сапожникова Николая Михайловича, штурмана звена 4 авиационного полка разведчиков Главного Командования Красной Армии (4 апр ГК КА).
Место рождения — Челябинская область,
год рождения — 1913,
состав - кадровый военный,
жена — Малиновская Мария Дмитриевна, г. Омск, 22 п/о.
18.07.1942 не вернулся с боевого задания, учтен пропавшим без вести.
Состав экипажа:
летчик — капитан Хватов Анатолий Эммануилович,
воздушный стрелок-радист — сержант Лаптев Моисей Иванович.

Розыск вела внучка капитана Хватова А.Э. - Чернецких Наталья Владимировна, проживающая под Москвой.
В наличии имеется письмо очевидца гибели экипажа капитана Хватова, датированное 14.11.1943 г. Автор письма — Алексей Тимофеевич Пелихов.
С его слов тела членов экипажа (3 чел.) были захоронены с его участием около с. Можайское Каширского района Воронежской области. Самолет, вероятно, был подбит, дотянул до своей территории, где и упал. Документы, найденные на месте падения самолета были изъяты сотрудниками НКВД. Адрес семьи Хваткова он узнал из письма, которое находилось вместе с документами.

В настоящий момент Чернецких Н.В. решается вопрос об установке памятника на месте захоронения экипажа.
С уважением,
Кочетов Евгений.
Поисковый отряд "Ориентир".
Аватар пользователя
Кочетов Евгений
Администратор
 
Сообщений: 562
Зарегистрирован: 10 ноя 2013, 18:04
Откуда: г. Челябинск

Re: Сапожников Николай Михайлович, 1913 г.р., штурман

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 08 мар 2017, 23:11

В течении 5 марта с помощью Натальи Юрьевны Кругловой, старых и новых помощников найдена родная сестра сержанта Лаптева Моисея Ивановича.

https://ok.ru/profile/319147176091/stat ... 8373467547

Ирина Окунева (Ямщикова)
07:56
Это родной брат моей бабушки, она жива, Ширяева Ираида Ивановна, живёт в с. Буйское Уржумского района, Кировской области. дядя мой, её сын бывший учитель географии Буйской школы, проживает там же. Ширяев Виталий Александрович

Ирина Окунева (Ямщикова)
15:10
Да, это мой дед, брат моей бабушки! Ребята, спасибо!!!

Наталья Юрьевна ответила Ирине
15:11
Ирина, Вам уже известно было о месте гибели ? Вам сообщали ранее?

Ирина Окунева (Ямщикова)
15:31
Нет, мы только сегодня узнали!

Сергей Кондратцев
20:15
Здравствуйте, Ирина! СПАСИБО Всем моим старым и новым друзьям. Сержант Лаптев Моисей Иванович вернулся из своего последнего полета к родным. Теперь осталась дорога к нему в Можайское.

С возвращение домой стрелок - радист ПЕ-2 4 авиационнго полка разведки Главного командования Красной Армии сержант Моисей Иванович Лаптев. 75 лет ты летел к своим родным.

Наталья Юрьевна ответила Сергею
20:16
С ВОЗВРАЩЕНИЕМ, МОИСЕЙ ИВАНОВИЧ !!!!!!!!

Сергей Кондратцев
20:16
Елене Герич, Валентине Мальцевой и Наталье Юрьевне! Нижайший поклон.

Ирина Окунева (Ямщикова) ответила Валентине
23:59
Это тоже наши родственники, братья и сёстры родные бабушки... В живых только Василий, и Зоя, ну, и бабушка... В 1941 году она уже не жила с родителями, была замужем за дедом...Василий в Челябинске, а Зоя в Сарапуле.
Спасибо огромное всем, учавствовавшим в поисках! Нижайший поклон Вам за Вашу работу!!!!

Сергей Кондратцев
00:02
Ирина! Если Василий в Челябинске, то встреча ускоряется, поисковый отряд "Ориентир", Челябинск

Ирина Окунева (Ямщикова) ответила Сергею
00:13
Сергей, может у Василия есть фото брата...Я узнаю его телефон и сообщу Вам.

Евгения Николаева
12:47
Поздравляю всех! Ребята, какие Вы все молодцы! Я даже прослезилась от радости. Ура!
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55

Re: Сапожников Николай Михайлович, 1913 г.р., штурман

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 08 мар 2017, 23:46

Статья из журнала "Авиация" №№8 и 10 (~2000 год)

СОВЕТСКАЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ АВИАЦИЯ
В НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ

Александр Медведь (Москва)

Разведчики ВГК - история продолжается

Возможностей двух «специализированных» авиачастей ГК КА для решения всех встававших задач оказалось недостаточно, поэтому в апреле 1942 г. из личного состава 215 ОДРАЭ и 450 СБАП был сформирован 4 АПР (встречается 4 ОДРАП, 4 ДРАП) ГК КА. Его первым командиром стал майор С.Д. Берман. Боевой состав части по состоянию на 1 мая 1942 г. включал 11 Пе-2 и 8 Пе-3. Теперь, располагая тремя полками (генерал Грендаль нередко в донесениях «наверх» называл их «дивизией разведчиков ГК КА»), штаб ВВС КА ставил задачи по разведке на огромных пространствах, практически «от моря до моря».
Многие экипажи авиаразведчиков Главного командования отличались хорошим владением техникой, настойчивостью и отвагой при выполнении боевых заданий. К примеру, в марте 1942 г. штабом ВВС КА были особо отмечены «исключительная смелость и инициатива, проявленные экипажами младшего лейтенанта A.M. Филимонова из 40 АПР ГК и капитана И.В. Суворова из 215 ОДРАЭ, не только полностью выполнивших поставленные перед ними задачи, но по своей инициативе дополнительно проведших разведку движения войск по дорогам и базирования авиации противника...» Все члены экипажей получили благодарности, кроме того, этот боевой вылет был им засчитан за два.

Парк разведывательных самолётов в 1942 г. стал заметно разнообразнее. В мае иркутский завод № 39 выпустил первые серийные истребители Пе-3бис, конструкция которых предусматривала несложную доработку для использования машины в качестве разведчика. В хвостовой части фюзеляжа монтировали установку из двух АФА-3С. Пушка ШВАК в носовой части сохранялась, как и большой дополнительный бензобак (500 л) в хвосте фюзеляжа, там, где у обычного Пе-2 находился стрелок-радист. В разведывательных полках оставались на вооружении и «обычные» Пе-3, большей частью прошедшие ремонт на московском заводе №81. Нередко ремонтные работы были столь существенными, что машины получали новые заводские номера. На вооружении самолёта оставались три пулемёта БК и один ШКАС, фотооборудование состояло из пары аппаратов АФА-1 или АФА-3С. Часть Пе-2 также стали оборудовать более совершенными АФА-3С с фокусным расстоянием 50 см. Весной 1942 г. на «пешках» заметно улучшили обороноспособность, смонтировав у штурмана вместо пулемёта ШКАС крупнокалиберный УБТ, вначале на шкворневой установке «ФТ», а позднее на вращающейся турели ВУБ-1. Аналогичная штурманская установка появилась и на Пе-3бис.
Последние шире, чем в других разведполках, были представлены в 40-м апр ГК, который по состоянию на 1 мая 1942 г. располагал 5 Пе-3 и 5 Пе-2. Кроме того, в 1942 г. в полку появились 4 американских бомбардировщика В-25С «Митчелл»[2], приспособленные силами подвижных авиаремонтных мастерских (ПАРМ) для ведения разведки. Важнейшим достоинством машины, помимо неплохого оборонительного вооружения, считалось наличие в составе экипажа двух лётчиков. Благодаря этому в дальних полётах пилоты меньше уставали и, кроме того, упрощалось переучивание. Разведывательный вариант машины получил дополнительный бензобак, смонтированный в верхней части бомбоотсека, и отечественный фотоаппарат АФА-1 или АФА-13. Укажем, однако, что впервые использование В-25 в качестве разведчика отмечено в 747-м ап ДД, входившем в состав Авиации дальнего действия. В июне 1942 г. он, помимо бомбардировщиков Ер-2, располагал четырьмя «Митчеллами». Один из них в июле не вернулся с боевого задания, а остальные к началу августа вышли из строя из-за отсутствия запчастей, главным образом к силовой установке.

Пример распределения разведывательных зон для частей ГК КА в июле 1942 г.
Таб.1
2-й апр ГК
в секторе справа - Ржев, Великие Луки; слева - Рославль, Могилев; до рубежа Великие Луки, Витебск, Орша, Могилев.
4-й апр ГК в секторе справа - Сычевка, Белый, Велиж; слева - Зикеево, Брянск, Унеча; до рубежа Витебск, Орша, Могилев, Гомель.
40-й апр ГК в секторе справа - Чипляево, Рославль, Могилев; слева - Орел, Севск, Конотоп; до рубежа Могилев, Гомель, Конотоп.
Эскадрилья 2-го апр ГК на оперативном аэродроме Выползово в секторе справа - Новгород, Луга, Гдов; слева - Велиж, Орша, Борисов; до рубежа Валга, Борисов.
ночная эскадрилья 2-го апр ГК в секторе справа - Сычевка, Белый, Велиж; слева - Орел, Новгород-Северский, Овруч; до рубежа Даугавпилс, Минск, Овруч.
Эскадрилья 40-го апр ГК на оперативном аэродроме ЮЗФ в секторе
справа - Белгород, Сумы, Конотоп; слева - Славянск, Запорожье; до рубежа Конотоп, Кременчуг, Днепропетровск.
Оценивая результаты боевой деятельности разведполков, подчиненных ГК КА, в октябре 1942 г., генерал Грендаль особо отметил 2-й апр ГК, выполнивший за год боевых действий 1161 самолёто-вылет. И действительно, итоги его работы впечатляли. Осуществляя слежение за 82 неприятельскими аэродромами, самолёты полка 777 раз фотографировали взлётные полосы и зоны стоянок. Свыше семи тысяч раз экипажи разведывали железнодорожные узлы, станции и крупные населенные пункты. В общей сложности было сделано 81537 фотоснимков, отснято около 212 000 км2 площади. За все это при-
шлось уплатить дорогой ценой. Истребителям противника удалось сбить 16 самолётов, зенитной артиллерии - 4 машины, по неизвестным причинам не вернулись на свой аэродром ещё 16 разведчиков. В результате ударов немецких штурмовиков на земле сгорели два самолёта. Ошибки при опознавании также внесли свой вклад в потери: своими истребителями и зенитной артиллерией были сбиты две машины. В ходе боевых вылетов и на земле погибли 95 пилотов, штурманов и стрелков.
Что касается суммарных потерь авиационных полков разведчиков ГК, то за 11 месяцев 1942 г. они составили 86 машин, что приблизительно соответствовало 105-115% штатной численности. И хотя это немало, но потери истребительных, а тем более штурмовых частей в 1942 г. нередко вдвое - втрое превосходили указанный уровень. «Глаза и уши армии» постепенно научились действовать грамотно. Многие экипажи стали настоящими мастерами воздушной разведки. Повысилось качество боевой техники, поставлявшейся в авиационные части. Лучше стали работать командиры и штабы, готовившие разведчиков к выполнению боевых задач.
Боевой состав авиаполков ГК КА на 20 декабря 1942 г. Таб. 2
Тип самолёта 2-й апр ГК 4-й апр ГК 40-й апр ГК
Пе-2 11 22 10
Пе-3 4 6 10
В-25 «Митчелл» - - 3
ту-2 4 - -
Ил-4 4 - -
Р-39 «Аэрокобра» - 6 -
Итого 23 34 23

// Потери 4 АПР Главного Командования в 1942 г.
Месяц Часть Боевые Небоевые
От ИА От ЗА Не вернулись На земле Всего Аварии Катастрофы Всего
1 Пе-2 1 Пе-2 3 Пе-2 1 Пе-2 6 1 Пе-2 - 1


// Потери разведывательных частей авиации Главного Командования в 1942 г.
Месяц Часть Боевые Небоевые
От ИА От ЗА Не вернулись На земле Всего Аварии Катастрофы Всего


Июль
4 апр 1 Пе-2 1 Пе-2 3 Пе-2 1 Пе-2 6 1 Пе-2 - 1
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55

Re: Сапожников Николай Михайлович, 1913 г.р., штурман

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 08 мар 2017, 23:49

Военное обозрение » Вооружение » Авиация
Советская аэрофоторазведка в небе войны
11 ноября 2015

Боевые операции сухопутных войск развертываются успешно только в том случае, если они обеспечены всеми необходимыми данными о противнике. Значительная часть этих данных добывается воздушной разведкой. Её роль и значение в Великой Отечественной войне трудно переоценить. Именно с помощью воздушной разведки можно было достаточно быстро обеспечить получение сведений о действиях противника на колоссальной территории, простиравшейся от Баренцева до Черного моря, на десятки и сотни километров в глубину от линии фронта. Аэрофоторазведка давала возможность не только получить документальные данные, требуемые различным родам войск для ведения боевых действий, но и оказывала значительное влияние на сами их способы. Стоит отметить эффективность аэрофоторазведки, ее фактическое влияние на ход боя, определялось в конечном счете не только умением разведчиков добывать необходимые данные, но и способностью штабов и командиров должным образом использовать полученные сведения.

В тридцатые годы младших и средних специалистов для аэрофоторазведки готовили в Московской школе спецслужб. Позднее, в 1940 году, на базе этой школы было организовано Гомельское училище аэрофотослужбы, которое выпускало механиков и техников по фотооборудованию, фотолаборантов и фотограмметристов-дешифровщиков. В начале войны училище перебазировалось на восток, в г. Давлеканово, где в 1942 году с ним объединили эвакуированное Таганрогское авиаучилище. На базе этих двух училищ было организовано Военно-авиационное училище разведчиков (ВАУР), в котором, кроме фотоспециалистов, стали готовить и членов экипажей разведывательных самолетов.

Примером того, как в ходе войны формировались профессиональные воздушные разведчики, может служить боевой путь отдельных разведывательных авиаполков. В декабре 1942 года в 17-ю воздушную армию (ВА), после переформирования прибыл бомбардировочный авиаполк, вооруженный самолетами Пе-2. Этот полк принимал участие в боях на Дону и Украине. В феврале 1943 года часть преобразуется в 39-й отдельный разведывательный авиаполк (орап). Все экипажи начинают выполнять задания по воздушной разведке, а затем, после оснащения аэрофотоаппаратами и создания фотоотделения, и по аэрофоторазведке.

Разведчики 39 орап обеспечивали данными и материалами фотосъемки войска Юго-Западного фронта (затем 3-го Украинского) и 17 ВА в боях на Украине, в битве за Днепр, а также в Ясско-Кишиневской операции, в сражениях в Югославии, Венгрии и Австрии.

По-иному складывался боевой путь 98-го отдельного гвардейского Краснознаменного ордена Кутузова разведывательного авиаполка резерва Верховного главнокомандования. В отличие от 39 орап, этот полк изначально был разведывательной авиачастью, хотя и претерпел за годы войны ряд преобразований:
в 1941 году — 215-я отдельная разведывательная авиаэскадрилья (ораэ);
в 1942-м — 4-й отдельный дальнеразведывательный авиаполк (одрап);
в 1943-м — 98 ГвОРАП.

За годы войны 13 летчиков полка стали Героями Советского Союза.


Кроме штатных разведывательных авиачастей, аэрофоторазведку вели специально выделяемые для этой цели экипажи бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей. Иногда их объединяли во внештатные разведывательные авиаэскадрильи.

Основным самолетом-разведчиком на советском фронте был пикирующий бомбардировщик Пе-2, у которого в бомбоотсеке снимали бомбодержатели и монтировали аэрофотоустановку, а в створках бомболюка вырезали специальные фотолюки. Состав экипажа самолета-разведчика не менялся относительно бомбардировочного варианта. Разведывательные самолеты выполняли боевые задания, как правило, в одиночку, лишь в отдельных случаях под прикрытием истребителей.

Кроме фронтовой авиации аэрофоторазведку вели три отдельных дальнеразведывательных авиаполка, подчинявшиеся непосредственно Ставке Верховного главнокомандования, авиация дальнего действия и ВВС ВМФ. Они использовали те же аэрофотоаппараты, что и фронтовая авиация, но кроме Пе-2 в дальнеразведывательных авиаполках были взяты на вооружение и полученные по ленд-лизу американские боевые самолеты.

Использование результатов аэрофотосъемки очень сильно зависело от грамотности дешифровщиков. К примеру, англичане систематически бомбили важнейшие промышленные предприятия Германии и вели аэрофоторазведку. Для дешифрирования специально приглашались специалисты тех отраслей промышленности, предприятия которых подвергались разрушению, ибо люди, хорошо знающие общую структуру, основные элементы и технологию того или иного производства. Они лучше других могли по снимкам определить, выведено ли после налета данное предприятие из строя, достигли ли восстановительные работы такого уровня, после которого возможно возобновление выпуска продукции и, следовательно, необходим ли повторный налет и т.д.

Наиболее подготовленными дешифровщиками в начале войны были выпускники Московской школы спецслужб и Гомельского училища аэрофотослужбы, получившие опыт дешифрирования еще во время Зимней войны с Финляндией. Однако численность их была незначительна, а специалистов-дешифровщиков с высшим образованием у нас в то время не было. Основные кадры дешифровщиков пришлось готовить уже во время войны.

Достаточно типичным примером того, как это происходило, может служить судьба А.С. Любченко. В начале войны он окончил пехотное училище; затем полгода был на фронте, воевал под Сталинградом, был ранен, попал в госпиталь. После госпиталя — Давлекановское ВАУР, трехмесячные курсы дешифровщиков, и в конце 1943 года его назначили старшим дешифровщиком 39 орап.

Опыт подготовки дешифровщиков из числа общевойсковых командиров, как правило, выписавшихся после ранения из госпиталя, а иногда даже признанных негодными к строевой службе, себя вполне оправдал. Любченко, например, в 1944 году стал начальником фотоотделения — высококвалифицированным дешифровщиком, успешно обеспечивавшим получение разведданных в период завершения битвы за Днепр, во время Ясско-Кишиневской операции, при освобождении Болгарии и Югославии, на подступах к Будапешту и Вене.

После Зимней войны стало ясно, что необходимо иметь не только достаточное количество дешифровщиков — специалистов младшего и среднего звена, но и мастеров высшей квалификации. Однако с началом войны с Германией времени на их подготовку не осталось. Выход из положения нашли, решив в сжатые сроки готовить на факультете электроспецоборудования (ФЭСО) Военно-воздушной академии (ВВА) имени Жуковского инженеров по фотооборудованию из числа студентов 4-5-го курсов оптико-механического и аэрофотогеодезического факультетов Московского института инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии (МИИГАиК). Сложностей это не вызывало, поскольку теоретические и технические основы аэрофотосъемки, проводимой в интересах решения народнохозяйственных задач и с целью военной разведки, в целом близки.

О масштабах работы, выполненной аэрофоторазведкой ВВС, можно судить, например, по результатам боевой деятельности 98-го отдельного гвардейского Краснознаменного ордена Кутузова разведывательного авиаполка. За период с 22 июня 1941 по 9 мая 1945 года его летчиками был произведен 4941 боевой вылет, в ходе которых сфотографирована общая площадь 1 339 400 кв. км, в том числе 299 276 кв. км оборонительных рубежей противника. В полку был обработан 5041 аэрофильм (459 139 кадров); отпечатано 340 тыс. фотоснимков; составлено и от-дешифрировано 10 142 фотосхем и 19 990 фотопланшетов; изготовлено 1131 дело целей. Летчиками полка в общей сложности разведано 2789 аэродромов, 10410железно-дорожных станций и узлов, 15 612 промышленных объектов, 56 006 населенных пунктов; обнаружено 84 384 самолета, 12 536 танков, 448 266 автомашин, 21 872 паровоза, 1 681 140 вагонов и железнодорожных платформ, 6686 мостов и переправ, 3187 военных складов, 16599 зенитных орудий, 16 455 орудий полевой артиллерии, 105 060 пулеметных гнезд, 22 754 дота и дзота, 1105 командных пунктов и узлов связи, а также более 264 тыс. других объектов противника (бронемашины, бронепоезда, минометы, тягачи, цистерны, склады горючего и т.п.).
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55

Re: Сапожников Николай Михайлович, 1913 г.р., штурман

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 08 мар 2017, 23:57

Лезжов И. И. Дальний разведчик. — М.: Издательство «Патриот», 2005.

От издателя
Документальное повествование очевидца многих важных событий, история из первых рук. Это рассказ о подвигах воздушных дальних разведчиков в годы Великой Отечественной войны, о параде Победы 1945 года, о похоронах Сталина, о противоборстве с ФБР, визите Н.С. Хрущева в Америку, перипетиях "холодной войны". О чехословацких событиях 1968 г., увиденных глазами разведчика. Язык военных сводок, разведдонесений и докладов, сохраненный в книге, придает воспоминаниям особую достоверность. Из Содержания: Путь в небо войны. Авиационный полк ставки Верховного Главнокомандования. Над Курской дугой. В госпитале и дома. Возвращение на фронт. На "Кинг-Кобре". В небе западной Германии. Парад Победы. Военно-воздушная академия. Военно-дипломатическая академия.Военно-воздушный атташат. По штатам Америки. Взгляд разведчика. Хрущев в Нью-Йорке. В Генеральном штабе. Чехословакия, 1968 год и др.

Автор прошел путь от летчика-разведчика до начальника штаба воздушной армии. Кандидат военных наук, профессор. Герой Советского Союза.

Родился 19 сентября 1923 года в городе Кашира Московской области, в крестьянской семье. Отец — Иван Иванович (1895 г. рожд.). Мать — Анастасия Петровна (1900 г. рожд.). Дочери: Ирина Ивановна (1957 г. рожд.), окончила Московский авиационный институт, майор таможенной службы; Елена Ивановна (1959 г. рожд.), окончила 2-й Московский медицинский институт, врач.

Окончив 7 классов и прибавив к своему возрасту два с половиной года, Иван ушел от родителей и устроился работать на Мытищинский вагоностроительный завод. Вечерами учился в механическом техникуме при заводе. В июне 1940 года по призыву комсомола он поступил в Тамбовскую летную школу, на ускоренный курс, в экспериментальную летную группу. В июне 1941 года, окончив полеты на СБ в Тамбове, вместе с авиашколой эвакуировался в город Джизак (Средняя Азия), где некоторое время был техником самолета УСБ. Затем его направили в город Давлеканово (Башкирия), в разведывательное авиационное училище, где проходила подготовка разведывательных экипажей на самолетах Пе-2.

5 января 1943 года Иван Лезжов прибыл в 215-ю дальнюю разведывательную авиационную эскадрилью, которая базировалась на аэродроме Мостовская, юго-восточнее Сталинграда. Эскадрилья вошла в состав 4-го отдельного дальнего разведывательного авиационного полка Ставки ВГК (переименован в 98-й гвардейский одрап Ставки ВГК).
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55

Re: Сапожников Николай Михайлович, 1913 г.р., штурман

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 09 мар 2017, 00:00

В настоящее время поиском места захоронения экипажа занимается директор МКОУ «Можайская СОШ» Быкова Елена Анатольевна. Со слов старожил поселка экипаж похоронили в госпитальном захоронении.

Так же по донесениям боевых потерь 40 армии в п. Можайское захоронены 9 бойцов, умершие от ран в ППГ -2254. На сегодняшний день захоронение потеряно или был перенос в п. Каширское, так как три бойца числятся на Каширском братском захоронении.

Направлены письма Главе Каширского района и Главе Можайского поселения.
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55

Re: Сапожников Николай Михайлович, 1913 г.р., штурман

Сообщение Кочетов Евгений » 10 мар 2017, 01:33

Сегодня вышел сюжет по поиску: https://youtu.be/INItclcTiu4 Не все гладко, как обычно :-) Но имя воина прозвучало, будем надеяться.
С уважением,
Кочетов Евгений.
Поисковый отряд "Ориентир".
Аватар пользователя
Кочетов Евгений
Администратор
 
Сообщений: 562
Зарегистрирован: 10 ноя 2013, 18:04
Откуда: г. Челябинск

Re: Сапожников Николай Михайлович, 1913 г.р., штурман

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 11 мар 2017, 00:41

Учтен в электронной книге Памяти Челябинской области:

САПОЖНИКОВ НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ 1913, г. Челябинск, ст. л-т 4 ап, погиб 18.07.42, захоронение не установлено.

Учтен в книгах Памяти Челябинской и Омской оластей
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55

Re: Сапожников Николай Михайлович, 1913 г.р., штурман

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 10 май 2017, 00:20

http://communa.ru/obshchestvo/nebo_odno_na_troikh/

Небо одно на троих

09.05.2017 14:35

Они защищали Родину
В могиле лежат посреди тишины
Отличные парни отличной страны,
Светло и торжественно смотрит на них
Огромное небо, огромное небо,
Огромное небо одно на двоих.

Роберт Рождественский
О трагедии у села Можайское Каширского района Воронежской области мы узнали из письма Кондратцева Сергея Анатольевича, заместителя председателя Совета ЧРОО «Поисковый отряд «Ориентир» из Челябинской области.

Валентин КОТЮХ, председатель правления реготделения ООПО «ВСС М.Т.Калашникова»



18 июля 1942 года у села Можайского погиб экипаж 4-го отдельного разведывательного авиационного полка: летчик капитан Хватов Анатолий Эммануилович, штурман старший лейтенант Сапожников Николай Михайлович и стрелок-радист младший сержант Лаптев Моисей Иванович.

В качестве доказательства гибели экипажа поисковик приложил письмо от уполномоченного по хлебозаготовкам от Каширского райкома ВКП(б) в селе Можайском Алексея Тимофеевича Пелихова. Наш земляк написал его 14 ноября 1943 года.

В нём, обращаясь к жене лётчика, погибшего на его глазах, Алексей Пелихов писал:

«Здравствуйте товарищ Хватова. Ваш муж был летчиком – это вы знаете сами, но он сейчас вам ничего не напишет, так как он погиб 1942-м году. Смерть его очень трогательная. Он возвращался с боевого задания, и, очевидно, его самолёт был подбит вражеской зениткой, но он летел уже на нашей территории очень высоко, видимо, решил довести самолёт на аэродром. Сам самолёт всё почему-то качался, потом стал снижаться, как вдруг повалил дым, и он полетел к земле. Когда мы прибежали к месту падения самолёта, то не могли ничего разобрать, так как всё было смешано с землёй. Мы стали разрывать воронку, образовавшуюся на месте падения самолета, искать лётчиков. Нашли троих. Нам пришлось устанавливать их личности по документам. В клочьях гимнастёрки я нашёл бумажник, который был помят, и вытащил оттуда документы, вырезку из газеты и ваше письмо. Партбилет вашего мужа был залит кровью.

Вы знаете, что фашисты сделали с Придоньем Воронежской области. Все села почти разрушены. Наш любимый город Воронеж стал неузнаваемым. Они его сожгли, а лучшие здания взорвали. Сейчас Красная Армия мстит за гибель вашего мужа, за разрушение наших городов и сёл, за муки советских граждан. Настанет и на нашей улице праздник».

Во втором письме, успокаивая безутешную вдову, он делится своим горем:

«Вы должны по праву гордиться своим мужем. Он громил беспощадно фашистских гадов. Я тоже молод, много перенёс. У меня три родных брата Егор, Митрофан и Александр погибли на фронте. Жили мы до войны в селе Подколодновка, Богучарского района. Шесть месяцев мои родители находились в руках фашистских собак, где у них забрали всё. Оставили без пищи, крова. Им пришлось скитаться. Я видел села, от которых остался один пепел, убитых мирных граждан, стариков, женщин и детей, и это всё заставляет ещё больше ненавидеть фашиста».

В ходе поисков, в которых участвовали внучки командира корабля Наталья Владимировна и Ольга Валерьевна, историк-генеалог из Москвы Дмитрий Балашов, поисковики-челябинцы, удалось восстановить биографии погибших пилотов.
Капитан Анатолий Хватов
Командир корабля Анатолий Хватов был самым опытным в экипаже. Он родился в 1910 году в деревне Нагорное Усть-Кубинского района Вологодской области. У отца Эммануила Хватова было восемь детей. В семье уже не помнят, почему и когда в Ялуторовский район Омской (сейчас – Тюменской) области переезжают мать, Евдокия Александровна, и только пятеро детей. Анатолий – старший, сёстры Ирина, Екатерина и Августа, и младший сын – Сергей. Что стало с мужем и троими детьми, не известно.

Евдокия Александровна нигде не работала, в 40-е- – уже на пенсии, была большой мастерицей в плетении кружев коклюшками. Знаменитое вологодское кружево. Плела кружева на заказ, продавала, тем и жили. В то время были очень модными кружева в доме-скатерти, накидки на подушки, подзоры-кружево, виднеющееся из-под покрывала, так что работы было достаточно.

После окончания семи классов вечерней школы для взрослых Анатолий работает в колхозе. Член ВКП(б) с 1931 года, партийный билет № 1024707. 26 января 1932 года он призывается в ряды Красной Армии. Служит на Кавказе в 1-м кавказском стрелковом полку. Молодой красноармеец мечтает летать.

В августе он становится курсантом Военной школы морских летчиков и летчиков наблюдателей имени Сталина в городе Ейске. Через два года напряженной учебы пилот Хватов направляется служить в 4-й отдельный кавказский авиаотряд. В 1934 году Анатолий женился на учительнице Лидии Филипповне. Молодая семья уезжает к новому месту службы в Ленинградский военный округ, в 24-ю тяжелую бомбардировочную эскадрилью – в город Пушкин (в то время – Детское село). Здесь он осваивает новый самолет ТБ-3.

У молодой семьи в марте 1936 года родился первенец – дочурка Света, или Тетик, как ласково называлеё Анатолий Эммануилович.

Хватов экстерном сдает экзамены за военную школу летчиков в 1937 году и получает звание «лейтенант». Давая характеристику летчику, командование отмечало: «Достоин продвижения на должность командира корабля в мирное и военное время. Достоит присвоения военного звания «старший лейтенант» во внеочередном порядке. В военное время может быть использован командиром отряда. Политически развит хорошо. В политработе принимает активное участие. В повышении своего политического уровня и деловой квалификации работает. В бытовом и моральном отношении устойчив. Делу нашей партии и социалистической родине предан».

В 1939 году старший летчик Хватов начинает летать на новых самолетах СБ.

Первый боевой опыт он приобрел в войне с Финляндией, в составе 9-го скоростного бомбардировочного полка. Экипаж летчика сбрасывает бомбы на финские укрепления. О своем участии в войне он скрывал от родных. В одном из писем родителям жены писал:

«Добрый день, здравствуйте многоуважаемые папа Филипп Ульянович, мама Елена Михайловна, Петя, Стеша и их дети Нина и крестница Нэля. Спешим передать горячий пламенный привет Толя, Лида и дочурка наша Светлана. Затем уведомляем, что получили от Любы два письма, из которых узнали, что папа вернулся домой. Меня дома не было. 3 марта я приехал, а 10 марта должен улететь на фронт, добивать Финляндию. Но 10 марта не улетели, перенесли на 13 марта. А 12 марта утром услышали по радио, что Финляндия заключила мирный договор и война закончена. Пока нахожусь дома. Здоровье у всех хорошее. Внучка Светлана большая, пятый год пошёл. Дедушку она не помнит, но вспоминает и говорит, что соскучилась по дедушке и бабушке. А если обидим немного я её я или Лида, то говорит, что я завтра уеду к дедушке и бабушке».

После капитуляции финнов полк Хватова передается в Прибалтийский особый военный округ. Жена Лидия с маленькой дочуркой следует за мужем в литовский город Паневежис. Старшая дочь Светлана вспоминала об этом времени:

«Это был город, утопающий в цветах. Рудбекии запомнились больше всего (потом всю жизнь она их сажала в память об отце. Прим. – авт. ). Отец каждый день приносил нам с мамой букетики ландышей, фиалок и рудбекии. Папа часто носил меня на руках, а мама ворчала ласково, что такая большая дочь, а ты всё носишь её на руках. Папа подкармливал меня шоколадом, тогда он входил в дневной рацион лётчиков. Шоколад был необычный: без обёртки, плитка толстая и тёмная, очень вкусный. Отец любил со мной играть и «дуреть». Вначале нашей жизни в городе меня часто звал в гости ксёндз, угощал чаем с печеньем в виде всяких фигурок животных и при этом расспрашивал, где папа сегодня, куда он летает? Понятно, что папа Толя не оповещал своих родных о полётах, и я не могла ничего рассказать и меня перестали пускать на чаепития».
Накануне войны, в 23 часа, лётчиков полка подняли по тревоге. Анатолий Эммануилович последний раз, уходя, обнял жену, ждущую второго ребенка, поцеловал дочурку. В одном из писем домой он вспоминал момент их расставание:

«Малыш, преодолевай все, что встретишь на пути и жди меня домой. Мне почему-то кажется, что я вернусь таким же, каким мы с тобой расставаясь в 11 часов вечера 21 июня 41 года. Когда вышла ты меня провожать вниз на террасу и осталась с улыбкой и с тех пор я тебя больше не видел, и кто его знает, как придётся».

22 июня, в 4 часа 30 минут, фашистские бомбардировщики атаковали спящий город и полковой аэродром. Бомбардировкой выведено из строя больше двадцати самолетов. СБ старшего лейтенанта Хватова спас авиатехник 1-й эскадрильи Николай Григорьевич Компанец, который под градом осколков рвавшихся бомб, один, без посторонней помощи, запустил моторы и вывел самолет из опасной зоны. Через двадцать минут после вражеской бомбежки прибывшие экипажи подняли свои спасенные, загруженные бомбами машины в воздух. Двадцать пять самолетов, набрав высоту 7000 метров, взяли курс на прусский город Тильзит (ныне – Советск). Впервые в истории Великой Отечественной войны они нанесли бомбовый удар по территории агрессора. Смертоносный груз сброшен по скоплению техники на железнодорожной станции города.

На следующий день бомбы летят на головы мотопехоты противника в районе городов Шяуляй, Двинск (сейчас – Даугавпилс). Здесь Хватов спас жизнь майору майор Виктору Николаевичу Лунину. В чем заключался подвиг пока, не известно. В донесениях полка Лунин значится пропавшим без вести 22 июня 1941 года. Вероятно, Хватов нашёл сбитый самолет и вывез экипаж. На вопрос жены об этом в письме он писал: «Да, Лида, ты спрашиваешь, как я спас жизнь Лунину. Писать об этом нельзя. Увидимся, узнаешь, рисковал три раза своей жизнью за его жизнь. Это было на второй день войны».

Разъярённые фашисты постоянно бомбят аэродром, их истребители поджидают возвращающиеся с боевого задания без прикрытия истребителей самолеты. Несмотря на это, лётчики в эти дни работают с «исключительной перегрузкой, летая днем и ночью, в трудных метеоусловиях, по четыре - пять раз в сутки». 26 июня танковая колона фашистов подошла к аэродрому. В бой с 12 танками вступил 110-й батальон аэродромного обслуживания, одновременно с этим началась эвакуация имущества аэродрома. Оставшиеся экипажи перелетели в Полоцк. Здесь Хватов с товарищами получает приказ выехать в Москву.

На железнодорожном вокзале он пишет письмо:

«Здравствуйте мои дорогие малыши Людик и Тетик. Целую и передаю, что нахожусь жив и здоров. Пишу из Полоцка. Видел Бондаренкова, он мне говорит, что твоя уехала, и ей сказали, что ты убит. Прошу, не волнуйся, я жив, здоров. Безденежного легко ранило. Приеду в Москву дам тебе адрес. Напишешь письмо. В Москве пробуду не меньше 10 дней, а может, и месяц. Писал в поезде на станции Полоцк в 11 часов вечера 26 июня 1941г. Целую ваш друг и папа Анатолий Хватов».

Волнуясь за жену и ребенка, он ищет их на каждой станции. По приезду в Москву Хватов отправляет новое письмо:

«28 июня прибыл в Москву, пробуду здесь не меньше 15– 20 дней. Адрес общежития пока не знаю. Даю адрес товарища, у которого в Москве родные. Пиши срочно на них. Они принесут ему сюда. Людик, мой маленький, мне бы хоть узнать одно: добрались вы до дома или нет. Я очень беспокоюсь, не зная, где мои 80 процентов жизни. Я с самого Полоцка и до Москвы был на каждой станции в поисках вас, моих малышей. Многие дорогой нашли свои семьи и привезли с собой. Видел жену Лазуна, она мне сказала, что вы с Пальчевской оттуда выехали, и мне вроде стало немного легче, но я боюсь, что вас высадили до Москвы. Ибо сейчас в Москву не пускают никого. Мы приехали на Белорусский вокзал, я тут искал вас, но не нашел. Завтра утром пойду на Казанский. Сегодня опоздал, движение в городе до 10 часов 40 минут. Боевое крещение уже принял. Уже много бомбочек отправил на голову фашистов. Пока всё, хочу спать. Сама знаешь, с 22 июня почти не спал и не ел. Целую всех до 1.000.000 раз. Ваш пожизненно супруг и папа Толя. Мой адрес: Москва, Арбат, Малый Николо- Песковский переулок, дом, 13 квартира ,7. Степану Леонидовичу Доценко».

В Москве летчики пробыли до конца июня. Затем полк Хватова отправили на переформирование в город Калинин. А в середине июля пилоты выезжают в город Энгельс. Здесь Хватов с товарищами получает новые современные самолеты. Первые немецкие бомбардировки Москвы показали, что для отражения атак немцев необходим истребитель с большим запасом хода, так как истребителям, вылетающим на перехват, трудно было за короткое время найти, особенно в темноте, и сбить врага. Не хватало бензина в баках. Для этой цели начали выпускать истребители ПЕ-3 бис. Хватов овладевает этим самолетом сам и передает полученный опыт шестерым летчикам. Они учатся летать в любую погоду, днем и ночью, на большие расстояния, не сбиваясь с курса. Одновременно с этим летчики участвуют в доработке нового высотного истребителя. Усилили его вооружение, изменили, по совету летчиков, некоторые конструктивные особенности. Машина стала двухместной, хотя нижний люк в хвостовой части фюзеляжа оставили, куда залазили техники самолетов, если «пешки» перелетали на новые аэродромы.

30 сентября 1941 летчик пишет гордо родным: «5 октября еду на фронт защищать родину Светланочки, туда, где она родилась. Жди письма, не горюй, не плачь. Безденежный не у меня. Я сейчас на другой машине, на два человека. Ваш всегда супруг и папа Толя».

Светлана родилась под Ленинградом. А седьмого октября полк прибыл на защиту Москвы. Изменились планы командования. Командовал полком Василий Иванович Демидов (комиссар Смирнов). Первоначально костяк полка составляли летчики, служившие в Литве. Спасенного Хватовым майора Лунина назначили помощником командира полка. Самолеты располагались на аэродроме «Чкаловское». В экипаж Хватова входили штурман Федор Беляев и авиатехник Компанец.

26 октября с Центрального аэродрома в Москве, где стал дислоцироваться 9-й ББАП, он сообщает: «Добрый день! Мои малыши Лидик, дочурка Тетик и не родившийся на свет Малютка. Передаю сердечно-любящий привет и желаю всего наилучшего в вашей жизни. Лида не пасуй перед трудностями, а штурмуй их. Будь стойким большевиком. Нахожусь в Москве, защищаю столицу от фашистов. Столицу нашу врагу не отдадим. Умрем здесь, но в Москву не пустим гадов».

В каждом письме, написанном жене и маме, – уверенность в победе: «1 ноября 1941 г. Мне хочется Лидик, еще раз тебе напомнить о Победе. Победа будет за нами в этом, будь твердо и до конца уверена. Не слушай болтунов. Борись с ними. Лидик, временное оставление наших городов это еще не определяет исход войны. Фашизм будет разбит окончательно и навсегда. Это будет только так. Если меня не будет, то вспомнишь мои эти слова».

Самолеты 9-го ББАП прикрывали от врага днем и ночью железные дороги «Москва – Загорск» и «Москва – Дмитров». «ПЕ-3 бис» постоянно, сменяясь с друг с другом, находились в воздухе. При обнаружении врага вступали с ним в бой, вызывая подкрепление. Часто их посылали на прикрытие других городов. Так пятого ноября Хватов с новым штурманом лейтенантом Полетаевым прикрывает от налетов врага Горький.

Летчики сопровождают с тыловых аэродромов истребители и штурмовики на полевые аэродромы у линии фронта. Большинство пилотов из-за ускоренного обучения не умели ориентироваться по карте и компасу. Поэтому во главе перелета был самолет-лидер, который вел за собой истребители, штурмовики. 9-й ближнебомбардировочный полк называли «полком лидеров». Машина Хватова водила за собой косяки штурмовиков и истребителей под Ржев на аэродром у деревни Окороково, на Западный фронт. Всего летчиками полка приведено 748 групп истребителей штурмовиков в количестве 6435 самолетов.

В начале декабря 1941 года командиром полка стал майор Лунин, а комиссаром Дорофеев.

21 декабря 1941 года экипаж командира полка Лунина (штурман полка капитан Кузьменко Владимир Прокофьевич и стрелок-радист, начальник связи эскадрильи старший лейтенант Мантуров Константин Владимирович, родом из села Хреновое Воронежской области) во главе шести «Пе-3 бис» сопровождал самолет «Дуглас C-47», на котором летели маршал С.М.Тимошенко и член Политбюро ЦК ВКП(б) Н.С.Хрущев. В условиях сильной облачности самолеты шли плотной группой. Выскочив из облака, Лунин увидел прямо перед собой хвост правительственного самолета и отвернул влево. В результате резкого маневра его самолет столкнулся с машиной ведомого, упал на землю и разбился вместе с летчиками. Экипаж второго самолета спасся на парашютах.

23 декабря летчиков похоронили на Преображенском кладбище в Москве. Об этом Хватов сообщил жене, не подозревая, что в этот день у Анатолия Эммануиловича родилась младшая дочь. Он узнал об этом событии только 31 января 1942 года

В конце января, возвращаясь с боевого задания, по прикрытию с воздуха транспортных самолетов, выбрасывающих десант в тыл немцам в ходе в ходе Ржевско-Вяземской наступательной операции, при посадке на полевой аэродром он повредил машину.

Получив известие о рождении младшей дочери, летчик пишет 1 февраля 1942 года: «…вчера получил от тебя два письма. Из них я узнал, что родила ты дочку Людочку, и все благополучно. Очень рад. И сразу на душе стало легче и веселей… Лунин погиб на боевом задании, но не от противника. Я потерпел небольшую неприятность. Во время ночного полета задание выполнил на отлично, но…? Вот завтра еду туда ремонтировать машину. Меня не ругали, виноват штурман. О себе пока жив, здоров. Он удара заложило уши, может, пройдет. Слышу только громкий разговор».

В другом письме, после возвращения в часть 13 февраля, Хватов добавляет: «Я жив здоров. Немного болит спина и правую руку ушиб здорово. Но уже подзажили. Уже летаю на нем, уничтожаю гадов. Денег в этом месяце у меня пока нет. Я израсходовал их на ремонт своей машины. Взял у председателя сельского совета счет на 1077 рублей, но его не оплачивают».

В конце февраля Хватову присваивают воинское звание «капитан». Труд опытных летчиков востребован. Каждый день самолеты полка летят по заданию штаба ВВС на аэродромы Тамбова, Тихвина, Астрахани, Махачкалы, Левашово Калуги, Елеца, Грабцево, Краснодара, Калинина, на полевые фронтовые площадки.

17 мая экипаж Хватова блестяще выполнил два задания и получил благодарность от начальника генерального штаба Красной Армии маршала Советского Союза Б.М.Шапошникова по разведке немецких войск в глубоком тылу противника.

23 мая опять неудача. В Краснодаре при посадке экипаж разбил самолет. Об этом инциденте Хватов пишет: «…случайно остался жив, видимо, еще суждено, мне уничтожать фашистов».

После этой аварии капитана Хватова переводят в формируемый 4-й авиационный полк разведчиков. Командир – майор Семен Давидович Берман. Семья получает от Хватова письмо 11 июня из Мичуринска, где он сообщает, что служит в другой части. «Пишу письмо под самолетом. Тут же и спим и кушаем. Летом это наш дом. Штурман у меня старший лейтенант Долгов». В конце июня пришла весточка из Монино: капитан Хватов сообщает, что снова приступил к летной работе и с 1 июля начинает бить фашистов.

Летные экипажи полка выполняли задания по разведке объектов противника в одиночных полетах, фиксируя их на фотопленку с помощью фотоаппаратов, установленных в бомболюке самолета «Пе-2». Пилоты выходили к объекту на большой, мало доступной для зенитчиков высоте, а для борьбы с истребителями противника имели под плоскостями самолета по два реактивных снаряда.

Новое письмо написано 3 июля 1942 года: «Малыш очень сильно хочется увидеть вас, чтобы не делал, а вы все время в голове. Я тебя и дочурок не видел уже второй год пошел. А Людочку еще и не видел, а ведь она моя вторая дочурка. Тетик уже большая стала. Да, война есть война. Милый Лидик сегодня 3 июля, день моего рождения. Тридцать два года исполнилось. Состояние здоровья хорошее, погода стоит холодная, беспрерывно льют дожди».

Последнее письмо летчика написано 13 июля. Ранее произошедшая авария, подорвала здоровье Анатолия Эммануиловича. Видимо, предчувствуя что-то, он отправил справки жене, необходимые документы для назначения пенсии в случае гибели военнослужащего. Жена прислала ему письмо и сообщила, что справки об его должности и окладе получила. В ответ на него Хватов советует: «Береги справки. Все хорошо, пока я жив и здоров, если погибну, они тебе будут нужны. Я сейчас нахожусь не особенно в хорошем положении после аварии. Что-то нездоровиться, с головой не все в порядке, и грудь левее легкого трахнул порядком. Завтра или послезавтра, направляют на медицинскую комиссию, забракуют или вообще от летной работы отстранят, не знаю. Но в скоростную авиацию не годен – это точно, если буду летать, то на У-2».

Состоялась ли медицинская комиссия, теперь не узнать. Критическая обстановка, создавшаяся на Воронежском фронте, заставила командование ВВС 18 июля произвести разведку войск противника. С этой целью с аэродрома «Монино» поднялся разведчик ПЕ-2 капитана Хватова. Задание выполнено, и летчик вел машину в Анну, где находился штаб Воронежского фронта, но ему не суждено было долететь.

Память о деде хранят его внучки и правнуки. Ольга Валерьевна, дочь старшей дочери летчика Светланы пишет:

«Как капли дождя стекают бесшумно по стеклу за окном, так стекают и слёзы по моему лицу всякий раз, когда начинаю читать письма с фронта от моего деда – Хватова Анатолия Эммануиловича, военного лётчика, разведчика, воевавшего с первого дня войны и погибшего 18 июля 1942 года при выполнении боевого задания. Всякий раз, пред тем, как начать читать эти письма с фронта, завёрнутые в пожелтевший от времени большой белый платок, разрисованный ещё чьей-то детской рукой, у меня наступает ступор, который нужно преодолеть. Ступор от боли за прерванную жизнь деда, как и у миллионов его сограждан, в самый счастливый для него период- ожидания появления второго долгожданного ребёнка. Ребёнка, которого он никогда не увидит. Деду было всего 32 года, когда он погиб. Сначала его догнала и обогнала по возрасту старшая дочь Светлана – Тетик,так ласково он её называет в письмах. Светлана видела его в последний раз в июне 1941 года, когда ей было 5 лет. А теперь и я – его внучка – догнала и обогнала по возрасту не только маму (ей было 60 лет, когда она умерла), но и своего деда, по нынешним меркам ещё бывшим мальчишкой, когда его не стало.

Дед, пока был жив, помогал всем – и сестре жены Любе, у неё было трое детей, парализованная мать мужа на руках. Муж не вернулся с финской войны, куда отправился добровольцем. Благодаря деньгам деда моя бабушка смогла купить корову, гусей. Мало кто мог в деревне это позволить себе – и не из-за лени, а из-за огромных налогов на скот. Мама вспоминает, что у них всегда на печке стоял чугун с картошкой и крынка с простоквашей для беженцев, а в деревне беженцев всегда направляли в дом Хватовых-Тарасевичей. И ещё: дед заранее оформил все документы на случай своей гибели, чтобы его Лидик, его Малыш не хлопотала, а сразу получала пенсию. Родители жены Анатолия Лиды – были переселенцами из Белоруссии, Гродненской области. Они очень любили своего зятя: «Умный. Растолковный. Работящий». Отпуска довоенные Толя проводил не на курортах, а в деревне: на покосах и дроворубах. Помогал и матери в деревне Одино, под Ялуторовском.

Самое главное-это, конечно, письма от деда, его фотографии. Когда читаешь эти письма, возникают непередаваемые чувства: чувство горести и чувство гордости за деда, чувство бессилия и желание, тем не менее, изменить его судьбу к лучшему. Чувство бесконечной благодарности к нему и другим таким же незнакомым, но родным ребятам, отдавшим жизнь за нас. Не так много информации в этих письмах, кое-где ещё и вымараны строки военной цензурой, где пишет о погибших, но в каждом письме подбадривает родных, верит в победу. Как сохранила их все наша бабушка, как сохранила мама, как сохранили их мы – -внуки, при многочисленных переездах? В прошлом 2016 году их читали 9 мая праправнуки, плакали. Я не описалась -праправнуки, наши внуки. Этим письмам 75 лет. Они хранятся, наверное, благодаря бабушкиной любви, переданной нам и перешедшей в светлую и вечную память о нашем замечательном деде – Хватове Анатолии Эммануиловиче».

Штурман старший лейтенант Сапожников Николай Михайлович
Двадцатидевятилетний штурман Сапожников родился 14 марта 1913 года в Челябинске. Окончив восемь классов, Николай Михайлович поступил, и закончил, в ФЗУ, где вступил в комсомол в 1929 году. Молодой слесарь поступает 17 января 1931 года в 4-ю военную школу авиатехников в городе Иркутске. После ее окончания служит в Омске младшим авиатехником и мечтает о небе. В 1936 году он – слушатель Военной школы летчиков-наблюдателей городе Ейске.

После двухлетнего обучения младший летчик наблюдатель служит в 15-м корпусном авиаотряде. В краткой характеристике на него сказано: «Должности соответствует. Достоин присвоения очередного воинского звания «старший лейтенант» во внеочередном порядке. Политически устойчив, идеологически выдержан. Над собой работает. Периодически выполняет комсомольские задания. В быту выдержан».

В 1938 году Сапожников служит в 41-й отдельной разведывательной эскадрилье начальником парашютно-десантной службы в городе Коростень и преподает в авиашколе пилотов. Здесь старшего лейтенанта Сапожникова застала война. Из 683-го запасного полка штурман эскадрильи Сапожников направлен служить в 4-й отдельный разведывательный авиаполк. Жена штурмана Малиновская Мария Дмитриевна проживала с сыном Виктором в городах Омске и Бресте.
Стрелок - радист младший сержант Лаптев Моисей Иванович
Младший сержант Лаптев Моисей Иванович из села В. Лаптево Кировской области в свои двадцать четыре года стал опытным, зорким разведчиком и метким стрелком, награжденным медалью «За отвагу» в ноябре 1941 года.

В наградном листе говорится: «За время участия в Великой Отечественной войне с 9 августа по 12 сентября 1941 г. имел 19 боевых вылетов. Лаптев образцово выполняет обязанности по осмотрительности в воздухе, смелый, находчивый и решительный в бою. При выполнении боевых заданий даёт ценные сведения о противнике. Все разведданные подтверждены другими экипажами. 31.08.1941 г. в районе Ивочкино – Михайловка на самолет напало звено вражеских истребителей Ме-109, метким огнём со спокойствием и решительностью отбил атаку истребителей и не дал возможность повторить её. Лаптев всегда помогает штурману в наблюдении за результатом бомбометания. Точно определял и результаты докладывал штурману, что помогло уточнять данные для последующих сбрасываний. Лаптев аккуратно держит радиосвязь с землёй, его радиостанция всегда в исправности, а также в исправности его вооружение - пулемёты работают безотказно. За время боевых вылетов сбросил 130 тысяч листовок на территорию, занятую противником. Лаптев достоин правительственной награды ордена Красной Звезды».

Отец – Лаптев Иван Андреевич – проживал по месту рождения сына.
Свидетельства очевидцев села Можайское
В селе еще живы очевидцы падения самолета. Игнат Георгиевич Балыкин рассказывает: «Сначала мы услышали грубую крупнокалиберную очередь фашистского истребителя, а потом увидели быстро снижающийся, качающийся наш самолет. Он упал на бугре у речки Красная. Отрытых из воронки летчиков похоронили на краю села у больницы. Из двигателя самолета вытащили вкладыши, которые подошли к трактору СХТЗ «НАТИ». Он с ними долго работал и не ломался».

Алексей Иванович Запорин, вспоминает: «С южной стороны я увидел наш самолет. Он очень сильно ревел. Чувствовалось, что летчик из последних сил сдерживал самолет. Над нашим домом он начал снижаться. Летчик с трудом перетянул через балку. Экипаж мог спастись, но тогда самолет упал бы на село, поэтому летчики до конца боролись за машину и погибли. Их останки похоронили за больницей».

Аксинья Леонидовна Чуляева и Иван Егорович Белозеров от своих родителей знают о трагедии. Учась в школе, они с учителем Василием Гавриловичем Лебедевым ухаживали за могилой и памятником в парке за больницей. Прошли годы. В лихие 90-е железный памятник со звездой сдали вандалы в металлолом, а могилу забросили.

Потеряна в селе также память и о погибших за Советскую власть в годы Гражданской войны. Памятник стоит, а кто там похоронен, – нет таблички, а могила не поставлена на государственный учет.

В Можайской больнице в декабре 1942 – январе 1943 года находился госпиталь ППГ 2254, возглавляемый военврачом второго ранга Юриным Анатолием Ивановичем. В этом госпитале умерли от ран и болезней красноармейцы, тоже забытые в селе:
Бурцев Иван Васильевич, 1896 – 04.01.1943;

Беглов Виктор Иванович, 20.12.1942;

Афанасьев Петр Васильевич, 1902 – 24.12.1942;

Панюков Семен Митрофанович, 1896 – -03.12.1942;

Астраханцев Егор Никитович, 1903 – -25.12.1942;

Гульмеяров Галим Гульмеярович, 1903 – 25.12.1942;
Дружков Михаил Иванович, 1922 – 03.12.1942;

Репин Сергей Михайлович, 1918 – 05.12.1942.
Жители села считают, что к 75-летию гибели экипажа самолета и начала битвы за Воронеж, герои летчики и красноармейцы должны быть увековечены. И на заброшенной могиле, где до сих пор растут тюльпаны, должен стоять обелиск с их именами.
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55


Вернуться в УСТАНОВЛЕН СОЛДАТ! ИЩЕМ РОДСТВЕННИКОВ ВОИНА!

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5

cron