Крюков Александр Павлович. Аша

Этот форум предназначен для размещения информации о воинах - южноуральцах, обнаруженных поисковиками, чью личность удалось установить, и чьих родных до сих пор не удалось обнаружить. Основная цель размещения информации - обеспечить её постоянное представление в свободном доступе, что будет способствовать успешному завершению процесса поиска родственников солдата и увековечению памяти павших защитников Отечества.
Рекомендуемый принцип размещения информации - территориальный, т.е. оптимальным представляется размещение сведений о солдатах, так или иначе связанных с Челябинской областью: родившихся и (или) проживавших здесь; призванных на военную службу отсюда; солдат, в отношении которых есть основания предполагать о возможности проживания на территории области их родственников ...
Обращаю Ваше внимание, что после обнаружения родных и контакта с ними, темы будут перемещаться в подфорум"ОНИ НЕ ПРОПАЛИ БЕЗ ВЕСТИ!"

Модератор: Кондратцев Сергей Анатольевич

Правила форума
Постарайтесь кратко, но ёмко изложить известные сведения об обнаруженном воине, данные, ставшие известными из уже проведенных поисковых работ, опубликовать ссылки на сторонние ресурсы, содержащие информацию о солдате. Если есть возможность, приветствуется размещение изображения документов, благодаря которым установлена его личность.
Обязательно опишите где и когда найден боец, обстоятельства обнаружения, какой организацией проводились поисковые работы, где и когда захоронены останки, где находятся на хранении документы и личные вещи солдата. Укажите контактные координаты соответствующих лиц (Ф.И.О., должность, электронную почту, почтовый адрес, телефоны и т.п.).
Создавая тему, в её наименовании укажите по порядку ставшие известными данные: Ф.И.О., дату рождения (дд.мм.гггг), другие наиболее характерные по Вашему мнению признаки.
Спасибо!
Обращаю Ваше внимание, что после обнаружения родных и контакта с ними, темы будут перемещаться в подфорум"ОНИ НЕ ПРОПАЛИ БЕЗ ВЕСТИ!"

Крюков Александр Павлович. Аша

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 12 мар 2017, 12:15

http://uspenie.pravorg.ru/p973/

Успенский храм в селе Шуколово
Приходской сайт
Очерк
Защитники Деденевской земли

Вместо эпиграфа

Задаю вопрос местным жителям разных возрастов: «Что происходило в нашем сельском округе в Великую Отечественную войну?»
Ответы:
— Боев здесь нигде не было. Мне мать рассказывала. Только госпиталь в Деденеве разбомбили, который в поселковой больнице был…
— Госпиталь был в школе.
— Я войну встретила ребёнком в Деденеве. У нас бомбёжка была, много человек сгорело в госпитале и в подвале. В соседнем Степанове были страшные бои. А больше, наверное, ничего не было. Мы не слышали…
— Вам сейчас вряд ли кто что-то расскажет… У нас жил такой Соин Иван Елиферович, ветеран. Он собирал тут сведения до Вас… Вот он бы мог что-то рассказать…
— У нас в Шуколове только разведка немецкая проходила и всё.
— Не только разведка. Здесь ночью одна семья в доме свет зажгла, так их дом тут же самолёт разнёс. Нельзя было ночью свет зажигать… И внизу шуколовского холма тоже что-то было – там бомба взорвалась, погибли двое солдат и медсестра. Их потом здесь на кладбище похоронили, а после в Деденево в братскую могилу перенесли…
— В Деденево переносили только захоронение у станции Турист. Мы маленькие были, бегали смотреть, как кости выкапывали. А бабка рассказывала, как привезли сюда зимой в 41-м году отряды сибиряков. Одеты они были с ног до головы в белое. Отсюда пошли они западнее, на Языково, где все погибли… Там им теперь памятник стоит. И в Парамонове ещё… Там тоже сибиряки похоронены…
— Откуда в Парамонове сибиряки?

Откуда в Парамонове сибиряки.
На создание этого материала меня подвигли не только приведённые выше скупые и противоречивые ответы местных жителей, но и одно «случайное знакомство» у деревни Парамоново.
У нас в восточном Подмосковье, откуда я родом, боёв в Великую Отечественную не было. Но были вражеские налёты – немцы бомбили некоторые населённые пункты и леса, готовясь к дальнейшему продвижению по кольцу вокруг Москвы и опасаясь формирования партизанских отрядов. Были и многочисленные госпитали – на восток Подмосковья увозили раненых солдат с северных и южных огневых рубежей. Поэтому у нас также есть братские могилы, где во множестве похоронены скончавшиеся от ран солдаты.
Но все эти братские могилы преимущественно расположены на кладбищах, в специальных мемориалах, словом, в местах, что у всех на виду, а здесь, на Дмитровской земле большинство их – в лесу и в чистом поле. Здесь шли тяжёлые кровопролитные бои в жесточайших погодных и военно-полевых условиях, когда у любой другой армии мира шансов выжить, а тем более сохранить боевой дух и победить практически не было. Героизм в нашей армии, состоявшей, в отличие от германской, во многом не из кадровых военных, был массовым. Массовыми были и потери. И при этом, привыкнув к этой массовости, к тому, что павшие в той войне исчисляются миллионами, мы, ныне живущие, редко ловим себя на мысли, что каждый павший на поле боя воин – это одна реально существовавшая и трагически оборвавшаяся жизнь.
Не так давно мне посчастливилось держать в руках хранящуюся в Деденевской библиотеке Книгу Памяти посёлка. То, что в ней собрано, производит неизгладимое впечатление. Деденевская Книга Памяти – это не только перечень воевавших на фронтах Великой Отечественной уроженцев нашего края, но и их подлинные фронтовые письма и фотографии, воспоминания ветеранов, рассказы о погибших здесь в войну мирных жителях. Всё это в 1960-х тщательно собиралось для потомков одним из местных энтузиастов, упомянутым в эпиграфе – Иваном Елиферовичем Соиным – инициатором возведения Деденевского мемориала и во многом его автором; фронтовиком, который, по прошествии всего двух десятков лет после самой страшной войны столетия, понял, как быстро реальная история может превратиться в миф.
«Воины советской армии и флота в 1941-1945 годах не только отстояли свою Родину от немецко-фашистского порабощения, но и спасли всё человечество и мировую цивилизацию от катастрофы», — звучат первые строки его рукописи о Деденевском мемориале, но, по сути, послания нам, живущим в XXI веке. — «В первые годы после войны многие из нас старались как-то забыть своё горе, а вместе с тем стали забывать даже погибших родных. Это уже нехорошо и несправедливо. Увековечение памяти павших на фронтах Великой Отечественной войны – дело очень важное. Вместе с тем, оно становится с каждым годом всё труднее… Всё меньше остаётся людей, лично знавших своих погибших, притупляется их память… Ведь пройдёт еще 15-20 лет, и сделать что-либо будет уже невозможно».
Насколько справедливо звучат его слова сегодня, когда уже большинству так называемых «детей войны» уже за восемьдесят.
А вот и красноречивый образ современной народной памяти и символ благодарности защитникам нашей земли.
Года три назад по осени еду со своей знакомой в деревню Горки. Проезжаем внушительные строения новой санно-бобслейной трассы в Парамонове, на фоне которых промелькнул серый обелиск в виде солдатской фигуры в зарослях пожелтевшего борщевика. Возвращаемся к обелиску, стираем слой дорожной пыли с надгробия, убираем во множестве упавшие сверху берёзовые ветки и листья, сухие цветы с 9 мая, читаем надписи: «Вечная Слава воинам 71 морской стрелковой бригады Тихоокеанского флота, погибшим в боях за г. Москву в декабре 1941 года» и перечень 16 солдатских фамилий. И точно, памятник обнесён якорной цепью, на заросшей бурьяном могиле – выкрашенный чёрной краской якорь. Резануло сердце не только то обстоятельство, что братская могила не ухожена — она ещё и захламлена пустыми бутылками и прочими свидетельствами того, что «здесь был Вася». И всё это благодаря, как видно, стоящей рядом скамейке, кем-то заботливо поставленной здесь явно для других целей.
А ведь война была не так давно, с момента её начала и ста лет не прошло. До сих пор отзывается эхо Великой Отечественной в нашем времени, а кто-то, в свете происходящих сейчас событий вокруг России, не без оснований считает, что война всё ещё не окончена.
Так или иначе, в тот день решили мы привести памятник в Парамонове в порядок, нашли сочувствующих помощников.
Но, помимо этого, посетила меня тогда мысль, узнать, что за люди прошли здесь 74 года назад, освободили наш край от фашистов зимой 1941 года и нашли здесь своё последнее пристанище. Благо, на надгробной плите высечены не только фамилии героев, но и имена, отчества, звания.
Сейчас во всемирной сети есть много поисковых баз, по которым можно разыскивать информацию о погибших и пропавших без вести фронтовиках и их подвигах, и крупнейшая из них «Мемориал». Пробиваю в «Мемориале» имена всех 16 солдат. Выясняется, что в захоронении солдаты, как минимум, из четырёх соединений, входивших в состав 1 Ударной армии, памятник которой возвышается ныне на Перемиловской высоте. Непосредственно в Деденеве находились 44 и 47 отдельные стрелковые бригады, а в ближайших населённых пунктах – 56 и 71 отдельные стрелковые бригады. Все они в срочном порядке прибыли к нам из Сибири, с Урала и Дальнего Востока– Красноярска, Новосибирска, Челябинска, Владивостока…
47 отдельная (курсантская) стрелковая бригада

23 ноября 1941 года в Дмитров приехал только что назначенный командующим 1 Ударной армией генерал-лейтенант Василий Иванович Кузнецов. Его армия пока существовала только на бумаге, части же её находились в эшелонах, следовавших в Дмитровском направлении из разных концов Советского Союза.
Самой первой из бригад в район Деденева прибыла 47 отдельная (курсантская) стрелковая бригада, сформированная в октябре 1941 года в Челябинской области преимущественно из уральцев. Это были курсанты военных училищ и полковых школ, не успевшие окончить курс обучения, а также выздоравливающие после ранения бойцы. Возраст военнослужащих колебался от 18 до 38 лет. Командиром 47 ОСБр был назначен полковник Лысенков Сергей Николаевич.
По окончании формирования бригада железнодорожным транспортом была отправлена на защиту Москвы защищать Москву. 27 ноября 1941 года 47 ОСБр пешим порядком от станции Лихоборы Московской окружной железной дороги направилась по Дмитровскому шоссе в направлении на город Яхрома.
В одну из последних ноябрьских ночей, 47 стрелковая бригада, при содействии Икшанского партизанского отряда под командованием В.А. Дробышеского, перешла канал им. Москвы в районе Деденева. Здесь она заняла плацдарм для переправы на западный берег основных сил, предназначавшихся для наступления: около 4 км вдоль канала и до 3 км на запад вглубь населённых пунктов (от берега канала до Шуколово на юге и от берега канала до Больших Муханок с севера). Следом канал перешли 44, 56, 71 отдельные стрелковые бригады, 701 артиллерийский полк и части 55 отдельной стрелковой бригады.
Тогда же от немецких авианалётов 47 стрелковая бригада понесла свои первые потери.
Вспоминает жительница села Шуколово Антонина Тимофеевна Белозёрова: «Напротив нашего дома в Шуколове была медсанчасть. Работал там врач-мужчина и две девушки. Случалось, что приходили обогреться и наши разведчики. Хозяева того дома, что отдали для размещения раненых, были старые муж и жена, одинокие и очень сварливые. Они были очень недовольны, что их потеснили. Однажды хозяйка дома-«медсанчасти» приходит к нам, жалуется на своих «гостей» и признаётся, что не дала им одеяла завесить окна на ночь. А раненым же нужен постоянный уход, а как без света? Темнело быстро. И вдруг слышим – летит самолёт со стороны Новлянок, тяжело гудит. У нас за участком было вырыто бомбоубежище, покрытое огромными, толстыми брёвнами. Мы туда спрятались, а сами слышим – сбрасывает бомбы. Сколько-то сбросил ниже кладбища на спуске – там накануне, в ожидании прихода немцев, вырубали для обзора кустарник и складывали его в кучи рядами – так вот он по этим кучам прошёлся. Ещё одну — точно в медсанчасть, поскольку там свет горел, одну к нам во двор (эта огромная бомба не взорвалась, её потом в 1943 году солдаты у нас вывезли), одну на крышу нашего дома и одну на бомбоубежище. А у нас там много народу сидело. Как-то это бомбоубежище немцы вычислили. Помню, взрослые тогда говорили, что у нас в Шуколове немецкая разведка была, а потом в домах возле реки Икшанка внизу шуколовского холма накрыли группу немецких агентов, которые жили там несколько лет. Так вот, бомба, что прилетела на крышу, скатилась и рванула рядом с домом. А на бомбоубежище бомба срекошетила, отлетела в сторону и там взорвалась. В это время мама у нас молилась перед Казанской иконой, и мы тоже молились, плакали. Когда же налёт закончился и соседи помогли нам выбраться из бомбоубежища, мы увидели, что на месте соседского дома, где была медсанчасть, остались одни стены. Кого из солдат наши шуколовские нашли – похоронили в братскую могилу на выезде из села слева, напротив кладбища. Потом это захоронение перенесли в Деденево на станцию. Мы ходили до Деденева солдатиков провожать».

Войсками 1 Ударной армии был получен приказ командующего Западным фронтом: 2 декабря нанести удар левым флангом в направлении «посёлок Деденево-деревня Фёдоровка Дмитровского района», освободить группу генерала Захарова и начать наступательные действия на город Клин, где находилась клинско-солнечногорская группировка войск противника. Для выполнения поставленной задачи были привлечены 47, 44, 56 и 71 отдельные стрелковые бригады, которые за оставшееся до наступления время стали занимать свои исходные позиции и готовиться к боевым действиям. 47 ОСБР была поставлена в резерв командующего 1 Ударной армией В.И. Кузнецова в район деревни Подосинки.
Начались ожесточённые бои
Из-за упорного сопротивления противника, использовавшего при отступлении инженерные заграждения – заминированные дороги, взорванные мосты и сожжённые населённые пункты — продвижение войск 1 Ударной армии не превышало 6-8 км в сутки. Этому также способствовало удручающее состояние связи между подразделениями, острая нехватка артиллерийских орудий, танков и самолётов, проблемы с автотранспортом, конным составом, а также неотлаженная работа тыловых служб.
Командование Западным Фронтом было недовольно медленным продвижением частей 1 Ударной армии. Генерал армии Г.К. Жуков ставил задачу быстрее выдвинуться к Сенежскому озеру и шоссе Клин-Солнечногорск.
При этом, конечно, не стоит забывать, что 1 Ударная армия двигалась в основном на конной тяге, солдаты же, вообще, шли пешком в условиях бездорожья по глубокому снегу и лесам в сильные морозы. Кроме того, самым страшным, по воспоминаниям ветеранов, было моральное и физическое истощение людей, идущих в первых рядах наступающих войск. Горячее питание доставлялось редко, потому что службы тыла постоянно отставали от боевых подразделений. Подвоз продуктов и боеприпасов затруднялся снежными заносами. Как правило, солдатам выдавался сухой паёк на сутки, состоявший из консервов, сухарей, сахара и «фронтовых 100 грамм». «Во время наступления горячая пища подавалась с перебоями до 4-6 дней, — отмечали впоследствии некоторые ветераны — участники битвы за Москву. — Приходилось делиться сухарями с соседними частями и наоборот. Но мы постоянно наступали, и найти нас иногда было трудно…».

Вспоминает жительница посёлка Деденево Антонина Фёдоровна Тягачёва: «В войну я жила с мамой в Батюшкове. Когда к нашим деревням и сёлам приблизилась линия фронта, стали прибывать сюда и наши солдатики. Стояло их тут какое-то невероятное количество, и большинство — голодные и замёрзшие. Бывало, мама запустит их полон дом, наварит картошки целый чугунок и раздаёт им по две картошины. Больше дать было нечего. А солдаты, пока варилась картошка, к печке подкладывали свои брикеты с комбижиром из сухого пайка, чтобы размягчить. Потом картошку с этим жиром смешивали, и так одна партия солдат питалась. Этих отогреем, покормим, выпроводим, а там на подходе следующая партия: «Мать, дай нам поесть»… Мама и их запускает. Жалко их очень было. Потом кто-нибудь из них подойдёт за добавкой, а мама горько так говорит ему: «Сынок, прости, я тебя уже кормила». И тот уходит ни с чем… А как-то один солдат достал из кармана блокнот и карандаш – наверное, держал для писем, — и отдал моему брату со словами: «Возьми, парень, мне это не пригодится. Я знаю, что я здесь погибну»… Но был у нас в Батюшкове и сам командарм Кузнецов. Помню его строгим, подтянутым. И помню его слова: «Потерпите, товарищи. Совсем скоро немцев здесь не будет». Что ж, так оно и произошло – немцев отсюда выгнали быстро».
5 декабря штаб 1 Ударной армии получил приказ начать контрнаступление в ходе Клинско-Солнечногорской наступательной операции. Армия в это время вела тяжёлые бои по всей линии фронта, поэтому утром 6 декабря 47 стрелковая бригада была выведена из резерва в деревне Подосинки и выступила в направлении город Яхрома-деревня Фёдоровка. Впереди бригаду ждали не только боевые успехи, но и тяжелейшие потери в личном составе, исчислявшиеся сотнями убитых.
К середине декабря 1941 года наши войска заняли районы с севера и юга от Клина, перерезали врагу путь к отступлению из города, а подошедшая в район Клина 47 стрелковая бригада окончательно замкнула кольцо вокруг него и находящихся в городе немецких частей. Это был первый с начала Великой Отечественной случай окружения вражеских войск.
Поначалу ощутить и подсчитать потери врага было сложно. Есть много рассказов наших солдат о слаженной работе различных подразделений гитлеровской армии, в том числе спецкоманд по устрашению — психологической войне. Особенно частые примеры их деяний были в начале войны, когда против Красной Армии сражался самый отборный немецкий личный состав, и те не оставляли при отступлении не только технику, но даже своих убитых.

Вспоминает А. Рогачёв, 18-летний пулемётчик 47 ОСБР: «А то берём-берём деревню, бьём-бьём. Возьмём её, а убитых немцев вроде и нет. Ну, может, лежат 30-40 убитыми, а у нас человек 700. У наших бойцов и командиров такой вопрос: «Что же это такое? Мы потери несём, а немцы вроде и нет». Говорили, что они убитых забирали и потом хоронили… Они очень умело воевали. У них армия была с опытом боёв, закалкой, квалифицированная. Немцы умело ориентировались, выбирали позиции. Ну и пулемёт МГ-34 – оружие страшное… У нас рота наступает, а у них отделение одним пулемётом её сдерживает. Огонь сплошной, ливень. Несём потери, вперёд-вперёд, но пока их не уничтожим – не продвинемся. У них в случае чего — машины наготове. Они гарнизон в машину сажают и — в следующую деревню за 3-10 км. А она у них опять укреплена. Немцы зимой в открытом поле не воевали, у них там блиндажи, окопчики. А мы поспим в лесу и опять в атаку по голому полю, по снегу. Вот так, от деревни до деревни всё время своими ножками… А бои в Подмосковье — тяжёлые. Снег глубокий, мороз. Наступаем на село — оно, как правило, на возвышенности — после слабенькой артиллерийской подготовки. Командир взвода командует: «Справа, по одному перебежками, марш!» Какие перебежки?! Снег! Идём, пули свистят. Пройдёшь метров 6, ложишься, выбираешь себе такое более-менее удобное укрытие, ведёшь огонь. Ждёшь когда остальные подтянутся. Подтягиваются, а до немца ещё метров 500. Пока метров 200 пройдём – во взводе народу-то осталось 15-20 человек. Неудачная атака. Что делать? Командир решает отойти назад. Отходим под огнём. Когда смотришь на наши потери – а там свободного места от трупов на поле не было: они, как снопы, лежат, горами, между которыми небольшие промежутки – думаешь: «Долго ли такая битва будет идти? Почему из-за этой Богом забытой деревни столько людей положили, а никак не можем взять? Возьмём мы её или нет?» Сидим все в пороховой гари, обожжённые, смотрим друг на друга, и мысль такая: «Пусть убьют. Только бы руку, ногу не оторвало. Убило бы, и всё». Вечером приходят роты с марша, то молодые приходят, то пожилые. Они все спрашивают: «Как там, ребята?» Что спрашивать? Пойдём в атаку, узнаешь, как там. Ему, может 35-40 лет, а нам по 18-19, но они смотрят на нас с почтением. Днём в две-три атаки сходим, и от этого пополнения никого не осталось. Вечером опять приходит маршевая рота, опять взвод пополняют до штатной численности. А мы, костяк взвода, так и воюем…»

Этим воспоминаниям вторит другой участник боёв под Москвой из состава 1-й Ударной армии, старший сержант Григорий Х.: «Берёшь-берёшь деревню, теряешь товарищей, но обнаруживаешь, что трупов врага нет. Они как будто не погибают. А перед отступлением, как правило, деревня сжигалась, а кто из жителей мешал – убивали на месте. Застаёшь сожжённые дома, кругом трупы местных жителей и наших солдат, а трупов немцев нет… Более того, по возможности затруднялся доступ к источникам воды: бывало немцы колодцы набивали трупами местных жителей или своих же солдат. Если оставались целыми один-два дома, то сто процентов пристрелянные ориентиры. Проверено на кровавом опыте бригады. Через час-два с прямыми попаданиями – 2-3 снаряда – дома перестают существовать вместе с успевшими разместиться в них нашими войсками. И жди скорой контратаки с миномётной поддержкой… А после, начиная с боёв за деревню Каменка, немцы стали очень часто минировать оставленные целыми дома. То есть – хочешь выжить – занимай разваленный участок с погребом… Пополнение приходило иногда перед каждым крупным боем. Но люди были совсем необученные, не знали даже, как винтовку держать. Держали, как палку. Старые бойцы их в поле или где можно выводили, давали в руки сначала палки и учили ложиться в снег, вставать, передвигаться, окапываться. Но, всё равно, после боя за деревню смотришь, а их уже нет. Трудно всё это. Жалко».
Продолжая повествование о 47 отдельной стрелковой бригаде, стоит отметить, что после овладения Клином она участвовала в героических боях на реке Лама, прорыве обороны противника в посёлке Лотошино, освобождении десятков других селений, пройдя с боями по Подмосковью более 150 км. В феврале 1942 года после победы под Москвой бригаду перебросили на Северо-Западный фронт. Здесь они вели оборонительные бои до весны 1943 года. В марте в районе озера Ильмень и города Старая Русса на базе этой и другой курсантской бригады сибиряков-добровольцев из города Новосибирска — 146 отдельной стрелковой бригады — была развернута 70 стрелковая дивизия.

Благодаря поисковой базе «Мемориал» мне удалось восстановить имена некоторых бойцов и двух девушек из медперсонала 47 отдельной стрелковой бригады, погибших в селе Шуколово. Сейчас они погребены в мемориальном комплексе посёлка Деденево:
— лейтенант Шаркин (Шуркин) Анатолий Евгеньевич 1921 г.р. (20 лет) из Челябинской области;
— лейтенант Баранов Пётр Иванович 1919 г.р. (22 года) из Краснодарского края;
— младший лейтенант Крюков Александр Павлович из Челябинской области;
— военфельдшер Акимова Зоя Васильевна 1922 г.р. (19 лет) из Ярославской области;
— военфельдшер Ильичёва Ульяна Андреевна 1917 г.р. (24 года) из г. Дзержинск;
— красноармеец Зотов Иван Михайлович из Челябинской области;
— красноармеец Ковязин Леонид Пантелеевич 1922 г.р. (19 лет) из Челябинской области;
— красноармеец Хамуллин (Хамулин) Салих Набиевич 1922 г.р. (19лет) из Башкирской АССР.
Также на плите с именами захороненных числится, но фактически там не погребён командир 3 батальона 47 ОСБР — капитан Черкасов Анатолий Гаврилович 1908 года рождения из г. Свердловск (Екатеринбург). Комбат Черкасов погиб при авианалёте во время нахождения его батальона в районе деревни Пчёлки ранее Дмитровского, а сейчас Мытищенского района, и там же находится его могила, обнаруженная некоторое время назад поисковым отрядом «Рубеж Славы». В настоящее время Администрацией нашего посёлка решается вопрос о переносе могилы комбата Черкасова в Деденевский мемориал.

Ю.М. Елохина,
с. Шуколово Дмитровского района Московской области.
Январь 2015 года.
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55

Re: Крюков Александр Павлович

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 12 мар 2017, 12:16

Информация из донесения о безвозвратных потерях
Фамилия Крюков
Имя Александр
Отчество Павлович
Дата рождения/Возраст __.__.1910
Место рождения Челябинская обл., г. Аша
Дата и место призыва Ашинский РВК, Челябинская обл.
Последнее место службы 47 осбр
Воинское звание мл. лейтенант
Причина выбытия убит
Дата выбытия 30.11.1941
Первичное место захоронения Московская обл., д. Дуденево
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 818883
Номер дела источника информации 1254
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55

Re: Крюков Александр Павлович

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 12 мар 2017, 12:17

Информация из приказа об исключении из списков
Фамилия Крюков
Имя Александр
Отчество Павлович
Последнее место службы 47 осбр 1 сб
Воинское звание мл. лейтенант
Причина выбытия погиб
Дата выбытия не позднее 18.04.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 56
Номер описи источника информации 12220
Номер дела источника информации 2
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55

Re: Крюков Александр Павлович

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 12 мар 2017, 12:18

Информация из донесения о безвозвратных потерях
Фамилия Крюков
Имя Александр
Отчество Павлович
Последнее место службы 47 осбр
Воинское звание мл. лейтенант
Причина выбытия убит
Дата выбытия __.11.1941
Место выбытия 0
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 818883
Номер дела источника информации 30
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55

Re: Крюков Александр Павлович

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 12 мар 2017, 12:18

Информация из донесения о безвозвратных потерях
Фамилия Крюков
Имя Александр
Отчество Павлович
Последнее место службы 47 осбр
Воинское звание мл. лейтенант
Причина выбытия погиб
Дата выбытия 30.11.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 818883
Номер дела источника информации 644
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55

Re: Крюков Александр Павлович

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 12 мар 2017, 12:19

Информация из Книги Памяти
Фамилия КРЮКОВ
Имя АЛЕКСАНДР
Отчество ПАВЛОВИЧ Добавить в избранное
Дата рождения/Возраст __.__.1910
Дата выбытия 30.11.1941
Название источника информации Книга памяти. Челябинская область. Том 5

По КП - захоронен в д. Деденево
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55

Re: Крюков Александр Павлович

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 12 мар 2017, 12:21

Информация о захоронении
Страна захоронения Россия
Регион захоронения Московская обл.
Номер захоронения в ВМЦ 50-124/2014
Первичное место захоронения Дмитровский р-н, г. Яхрома, ул. Заречная
Дата создания современного места захоронения __.__.1941
Дата последнего захоронения __.__.1990
Вид захоронения боевое захоронение и перезахоронение
Состояние захоронения хорошее
Количество могил 1
Захоронено всего 168
Захоронено известных 168
Захоронено неизвестных 0
Кто шефствует над захоронением ООО "Маяк" и МУ МЦ "Спутник"
Откуда производились перезахоронения д. Каменка,д. Сурьмино,п. Андреевский
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55

Re: Крюков Александр Павлович

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 12 мар 2017, 12:21

Информация из списков захоронения
Фамилия Крюков
Имя Александр
Отчество Павлович
Воинское звание мл. лейтенант
Дата смерти __.12.1941
Страна захоронения Россия
Регион захоронения Московская обл.
Место захоронения Дмитровский р-н, г. Яхрома, ул. Заречная
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55

Re: Крюков Александр Павлович

Сообщение Кондратцев Сергей Анатольевич » 12 мар 2017, 12:24

Но вот и самое интересное:

Так где же захоронен (перезахоронен) младший лейтенант Крюков Александр Павлович?
Кондратцев Сергей Анатольевич
 
Сообщений: 3267
Зарегистрирован: 22 дек 2013, 15:55


Вернуться в УСТАНОВЛЕН СОЛДАТ! ИЩЕМ РОДСТВЕННИКОВ ВОИНА!

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 12

cron